Размер шрифта Цветовая схема Изображения
/// / ИТОГОВЫЙ ДОКУМЕНТ по результатам работы 13-й научно-практической конференции Роспатента
ИТОГОВЫЙ ДОКУМЕНТ по результатам работы 13-й научно-практической конференции Роспатента

«Практика правовой охраны объектов интеллектуальной
собственности в условиях действия Административных регламентов»

8 - 9 октября 2009 г. в Москве прошла организованная Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент) 13-я научно-практическая конференция, проведенная в помещениях Роспатента и Федерального государственного учреждения «Федеральный институт промышленной собственности Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам» (ФГУ ФИПС).

1. Участники Конференции

2. Первое пленарное заседание

3. Секция «Вопросы изобретений и полезных моделей»

4. Секция «Вопросы правовой охраны промышленных образцов, товарных знаков, знаков обслуживания и наименований мест происхождения товаров»

5. Секция «Вопросы использования и передачи прав на результаты научно-технической деятельности (РНТД)»

6. Секция «Вопросы рассмотрения возражений и заявлений в Палате по патентным спорам и в судах»

7. Заключительное пленарное заседание

1. В работе конференции приняли участие представители:

- международных организаций (Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), Евразийского патентного ведомства (ЕАПВ), Еврокомиссии в России);

- патентных ведомств зарубежных стран (Азербайджанской республики, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Республики Польша, Республики Молдовы, Украины, Хорватии, Японии);

- посольства Италии;

- ряда государственных структур (ФСБ России, Минобороны России, Минобрнауки России, Федерального агентства по науке и инновациям (Роснаука), Счетной палаты Российской Федерации, Росатома, Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ);

- общественных организаций и объединений (Всероссийского общества изобретателей и рационализаторов (ВОИР), Ассоциации российских патентных поверенных (АРПП), Санкт-Петербургской коллегии патентных поверенных, Торгово-промышленной палаты РФ, Управления по защите интеллектуальной собственности «Оргкомитет Сочи 2014», Международного инновационного центра «Архимед», ООО «Всероссийское общество по интеллектуальной собственности»);

- Российской Академии наук;

- высших учебных заведений и научно-исследовательских институтов (Московского государственного института электроники и математики, Государственного технологического университета (Московский институт стали и сплавов), Архангельского государственного технического университета, Белгородского государственного университета, Курского государственного технического университета. Кемеровского государственного университета, Нижегородского государственного университета им. Н. И. Лобачевского, Новочеркасского политехнического института, Пермского государственного университета, Тверского государственного технического университета, Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского, Томского политехнического университета, Учреждения Российской академии наук ТНЦ РАН, Тюменского государственного университета, Чувашского государственного университета им. И. Н. Ульянова, Ярославского государственного технического университета, ФГУП НИТИ им. Александрова, ОАО ВНИПИ промтехнологии», Национального исследовательского ядерного университета МИФИ, ФГУП «Сибирский научно-исследовательский институт геологии, геофизики и минерального сырья», ФГУП «Государственный научный центр Физико-энергетический институт им. А.И.Лейпунского», Института теоретической и прикладной механики С.А.Христиановича Сибирского отделения РАН, ФГУП «Научно-исследовательский институт телевидения», Республиканский научно-исследовательский институт интеллектуальной собственности;

- промышленных предприятий (среди которых: ОАО «Нефтяная компания «ЛУКОЙЛ», ОАО «ЛУКОЙЛ», ОАО «Газпром», ОАО «Российские железные дороги», ФГУП «Производственное объединение «Маяк», ФГУП «Гознак», ФГУП Государственный Рязанский приборный завод, ОАО «ОКБ Сухого», ОАО «Волжский трубный завод», ЗАО «Институт энергетических систем», ОАО «Каустик», ООО «Автоклимат», ОАО «ЛОМО» - Ленинградское оптико-механическое объединение, ОАО «Уралэлектромедь», ФГУП «РНИИ КП», ОАО «Силовые машины», ОАО «Чепецкий механический завод», ЗАО «Русский алкоголь», ЗАО «Ай Пи Про», ОАО «Фармасинтез», ЗАО «Биологические исследования и системы», ОАО «ИЭМЗ «Купол», ЗАО «КОДОФОН», ОАО «Научно-производственный центр «Полюс», ЗАО «МНПП «Фарт», ЗАО «ВЕРТЕКС», ЗАО «Корпорация «Аксион», СПб ОАО «Красный Октябрь» ООО «Объединенные кондитеры», ЗАО «ОРИМИ ТРЭЙД», ОАО «Научно-призводственный комплекс «ЭЛАРА» им. Г.А.Ильенко, ООО «Конструкторское Бюро Пожарной Автоматики», ВМЗ - филиал ФГУП «ГКНПЦ им. М.В.Хруничева», ОАО «Концерн «Гранит-электрон», ОАО «Научно-производственная корпорация «Иркут», ООО «Нижфарм», ЗАО «Аргус-Спектр», ОАО «Фармстандарт», ООО «Алгоритм», ОАО «Кондитерская фабрика Н.К.Крупской, ОАО «Акрон», ОАО «Пеленг», ЗАО «Вентиляционные системы», ОАО «Минудобрения», ОАО ВНИИАЭС, ОАО «ГМК «Норильский никель», ЗАО «Институт Энергетических систем», ЗАО «П-СТРАЙВ», ОАО «Метровагонмаш», ЗАО «НПО «ЛЕПТОН», ООО «Агентство ТРИА РОБИТ», ЗАО «Центр передачи технологий», ОАО «Уральский электрохимический комбинат», ООО НТФФ «ПОЛИСАН», ООО «Юнако-Инвест», ОАО «ВНИПИпромтехнология», ОАО «Синегерия», ОАО «Центральное морское конструкторское бюро «Алмаз», ЗАО «Интерлот»;

- административно-управленческих структур, информационных центров и других организаций ряда регионов РФ (Новосибирска, Твери, Уфы, Хабаровска);

- отдельных зарубежных организаций, компаний и фирм, в том числе зарубежных патентных поверенных и юридических лиц (Гоулингз Интернэшнл Инк; ООО «Технологическая компания Шлюмберже», ОАО «ВИММ-БИЛЛЬ-ДАНН», ООО «Нестле Россия», «Лавеллз Си-Ай-Эс», Кэпитал Лигал Сервисез Интернешнл, Л.К.К., Frishauf, Hotz, Goodman & Chick P.C. NY USA).

В работе конференции участвовали представители юридических и коммерческих организаций, патентные поверенные, специалисты и заинтересованные лица Российской Федерации (из Москвы, Московской области, Санкт-Петербурга, Архангельска, Белгорода, Великого Новгорода, Волжска, Волгограда, Воронежа, Воронежской обл., Глазова, Дубны, Долгопрудного, Екатеринбурга, Ижевска, Иркутска, Казани, Калуги, Кемерова, Кстово, Курска, Ленинградской обл., Мытищи, Новосибирска, Новоуральска, Новочеркасска, Нижнего Новгорода, Обнинска, Озёрска, Омска, Перми, Пущино, Рязани, Самары, Саратова, Свердловской обл., Стерлитамака, Тамбова, Твери, Тольятти, Томска, Тулы, Тюмени, Уфы, Хабаровска, Чебоксар, Челябинской обл., Череповца, Ярославля), а также некоторых городов стран СНГ (Алматы, Днепропетровска, Киева, Минска).

Широко были представлены руководители и специалисты центрального аппарата Роспатента, ФГУ ФИПС, РГИИС.

Присутствовали представители средств массовой информации: журналов «Патенты и лицензии» и «Интеллектуальная собственность», «Имущественные отношения в РФ», «В курсе правового дела», телекомпании «Русское экстремальное телевидение» и «РБК-ТВ».

Всего в работе конференции приняли участие около 300 человек, в том числе из стран дальнего зарубежья – 8, из ближнего зарубежья - 12. Количество представленных регионов России - 48.

В процессе работы конференции было проведено два пленарных заседания и работало 4 секции, в рамках которых проведено 4 круглых стола.

2. На первом пленарном заседании присутствовало около 290 участников

Председательствовала - С. А. Горленко (главный научный сотрудник ФГУ ФИПС). Открывая конференцию, она кратко напомнила о порядке ее работы, о программе и регламенте выступлений.

С кратким приветствием выступил Михал Свантнер – руководитель департамента ВОИС, давший от имени ВОИС высокую оценку работе представителей РФ, и в первую очередь доктора Б. П. Симонова, которые много делали и продолжают делать в развитии международной системы и практики использования интеллектуальной собственности. Михал Свантнер отметил заинтересованность ВОИС и в дальнейшем развитии взаимного сотрудничества с РФ.


Руководитель Роспатента Б. П. Симонов в начале своего выступления приветствовал всех участников конференции, особенно зарубежных гостей: представителей ВОИС, Еврокомиссии, ЕАПВ и патентных ведомств ряда стран.

В докладе «Стратегические направления развития системы Роспатента до 2015 года» докладчик отметил, что стратегические направления и цели развития системы Роспатента уже были обсуждены на НТС и обнародованы, сейчас идет работа над выработкой комплексного плана, а на конференции он хотел бы дать научно-практическое обоснование стратегическим целям и задачам развития системы Роспатента и дать анонс некоторым новеллам деятельности Роспатента, придать им публичность и таким образом поставить на контроль общественности. Было обращено внимание, что правильное прогнозирование тенденций развития и трудозатрат дало Роспатенту возможность успешно справиться с планами развития до 2010 года, а следующий среднесрочный период - до 2015 года (основные достигнутые показатели работы, а также цели и задачи демонстрировались на экране).

В докладе указано, что главной стратегической целью на период до 2015 года является удовлетворение спроса заявителей по количественным и качественным показателям в жестких условиях: стабильный штатный состав и существенное сокращение расходной части. Роспатент находится в условиях границ, определенных Минфином задолго до кризиса, но кризис наложил еще более строгие ограничения: т. к. доходная часть падает по сравнению с 2008 годом, то государство корректирует расходы, в первую очередь, учитывая удовлетворение социально-экономических задач.

Также докладчик подчеркнул, что система Роспатента, являясь частью мировой системы, не может не реагировать на те вызовы, которые предъявляет мировое сообщество, и первый вызов – реакция мировой патентной системы на кризис. Как было отмечено на 47 Ассамблее ВОИС, показатели по заявкам на изобретения и товарные знаки существенно падают, тенденция - падение на 10-15%. Это вызов мировой системы на негативные явления, происходящие в экономике.

Ситуация же по основным показателям в России, как информирует докладчик, следующая.

В целом имеет место сокращение сроков рассмотрения заявок, а именно длительность рассмотрения составляет:

- по изобретениям - 9,5 месяцев,

- по полезным моделям - 1,5 месяца,

- по промышленным образцам - 6 месяцев,

- по товарным знакам -13,5 месяцев.


Количественные показатели:

  • По изобретениям:

    - по поданным заявкам - уровень 2008 года,

    - по выданным патентам - превышение в сравнении с 2008 годом,

    - по сводным показателям – 123% в сравнении с 2008 годом.


  • По полезным моделям:

    - по поданным заявкам - уровень 2008 года,

    - по выданным патентам - 112%.


  • По промышленным образцам:

    Плановые показатели по выдаче - превышение в сравнении с 2008 годом, однако, количество поданных заявок существенно упало. Это связано с разочарованием заявителей в процедуре предоставления правовой охраны по промышленным образцам. Сам термин «промышленный образец» уходит. Остается слово «образец» или чаще – «дизайн». Никто в мире уже не использует те критерии охраноспособности, которые мы используем до сих пор. Роспатент давал предложения по внесению изменений в нормы, регулирующие правовую охрану промышленных образцов в период обсуждения части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс). Эти предложения, направленные на гармонизацию российского законодательства с положениями законов развитых стран и соответствующие современным мировым тенденциям развития правовой охраны промышленных образцов, не были приняты в расчет- оставили старое правовое регулирование этого объекта интеллектуальной собственности. В этом году идет работа над новой концепцией всего Кодекса, в которой предложения уже будут учтены.


  • По товарным знакам:

    Плановые показатели по выдаче превышают показатели прошлого года, но имеет место падение количества поступивших заявок – это результат кризиса. Срок проведения экспертизы по товарным знакам (ТЗ) значительно дольше и из-за неполного комплекта штатного состава отделения товарных знаков, и из-за так называемых «длящихся заявок». По оценке докладчика, это результат применения грязных технологий, которые используют недобросовестные субъекты хозяйственной деятельности. Роспатент делает все возможное по исправлению ситуации в рамках административных полномочий.


Докладчик особо обратил внимание, что того негативного влияния на мировое сообщество, которое обусловлено изменениями в экономике, мы не наблюдаем. Прогноз в России - положительная динамика - 5-7% по всем объектам. Это объясняется тем, что в России нарождается новая инновационная экономика, и тенденцию определяют не крупные корпоративные клиенты, а зарождающийся малый инновационный бизнес.

Завершая анализ основных количественных показателей деятельности по правовой охране объектов интеллектуальной собственности в России, докладчик обратил внимание на то, что в России через патентных поверенных подается не более 40% всех заявок. Далеко не все юридические и физические лица, подающие заявки, знакомы с нормами, касающимися составления и подачи заявок, ведения делопроизводства по ним и другими аспектами в сфере правовой охраны объектов интеллектуальной собственности. Это также накладывает отпечаток на весь процесс экспертизы. Обращаясь к присутствующим патентным поверенным, докладчик призывает их помочь восполнить пробел в этой части.

Возвращаясь к тем вызовам мирового сообщества, на которые вынужден реагировать Роспатент, докладчик обратил внимание на новый виток спора между высокоразвитыми странами и странами с развивающейся экономикой, которые тоже хотят быть игроками на рынке мировых технологий. Развитие системы правовой охраны и защиты интеллектуальной собственности в законодательной части по существу давно блокируется развивающимися странами, которые хотят, чтобы процесс шел в рамках оказания им помощи на безвозмездной основе, поэтому и Сингапурский договор 2006 года касался административных норм, не затрагивая систему развития правовой охраны ТЗ по существу. Блокирование законодательной деятельности в системе ВОИС и привело к организации проекта РРН (ускоренное патентное делопроизводство), представляющего собой пакет двусторонних договоров между патентными ведомствами об ускоренном делопроизводстве по заявкам на изобретения за счет обмена результатами экспертизы. Суть в том, что на базе двусторонних соглашений между патентными ведомствами признаются результаты информационных поисков, осуществленных одной стороной, и вторая сторона их не дублирует, что существенно сокращает сроки экспертизы.

В этой программе, как информирует докладчик, участвует и Роспатент: запущен Пилотный проект с Японским патентным ведомством, в ноябре планируется запуск Пилотного проекта с Кореей, к концу года планируется заключение соглашения с патентными ведомствами США и Германии. Таким образом, Россия вовлекается в сетевой процесс, сокращается время и затраты на международное патентование. Это существенно может расширить потенциальные возможности заявителей на территории Российской Федерации.

Однако выступающий обратил внимание на следующее: для того, чтобы эта система работала, необходимо доверие к результатам поиска, который проводит другое ведомство. Ведь если в каком-то патентном ведомстве малый патентный фонд, то даже при самом качественном информационном поиске нет гарантии, что дана исчерпывающая доверительная информация по результатам поиска. Поэтому на последней Ассамблее ВОИС было предложено сделать единый стандарт для проведения международных экспертиз как с качественными, так и с количественными показателями. Заявителям нужны сильные патенты. В связи с этим докладчик обратился к представителю ВОИС М. Свантнеру с просьбой: передать генеральному директору ВОИС, что этот вопрос обсуждался и он является принципиально важным, заметив, что доверие возможно только тогда, когда все ведомства будут соблюдать этот стандарт. Необходимо, чтобы в этот стандарт вошла и база Роспатента, которая ведется на русском языке, насчитывающая свыше 3 млн. ед. патентной информации. Должна быть также осуществлена аккредитация патентных фондов, но не на уведомительном принципе.

Далее докладчик обратился к вопросам автоматизации делопроизводства, т. к. это – одно из необходимых условий включения Роспатента в сетевой процесс. На первом этапе планируется переход на электронный документооборот для ТЗ. После прохождения формальной экспертизы в бумажном виде заявитель или его представитель имеет возможность (при регистрации пароля и логина) создать так называемый «личный кабинет» и вести дальнейшее делопроизводство в электронном виде. Это не только ускорит процесс рассмотрения заявок, но и сделает систему прозрачной для всех. В частности, Служба качества Роспатента сможет осуществлять контроль качества проведения экспертизы уже в текущем времени. А современное делопроизводство по изобретениям, по меньшей мере по системе РСТ, уже позволяет получить информацию в любой точке земного шара. Докладчик представил планируемые сроки перехода ведомства на безбумажные технологии обработки документации, подчеркнув, что этот переход необходимо провести в кратчайшие сроки, и если этого не сделать сегодня, то завтра мы, как партнеры, окажемся в очень тяжелых условиях и не будем в ряду сильнейших патентных ведомств мира.

Еще два важных фактора, необходимых для решения поставленных стратегических задач, на которых остановился докладчик – доверие и профессионализм. Доверие – прежде всего от лица государства патентному ведомству. Профессионализм - работников ведомства, а иначе не будет и доверия (но не снобизм). Конечно, неправомерно выданный патент будет мешать нашей экономике. Но и нельзя допустить, чтобы эксперт отказывал в выдаче патента только на основании своей субъективной оценки: патент будет слабым, не отвечающим критерию «промышленная применимость». Нельзя допускать ни того, ни другого. Решения надо принимать, руководствуясь не субъективными оценками, а критериями охраноспособности, в рамках законодательства.

Докладчик отметил, что в последнее время на делопроизводстве отразилось и проявление недобросовестной конкуренции при ведении бизнеса, в основном это коснулось товарных знаков. Интеллектуальное рейдерство обострилось. Необходимо поставить заслон рейдерству и защитить права правообладателей. Надо понимать, что у нашего патентного ведомства очень ограниченные административные полномочия. Ведомство все более активно взаимодействует с другими службами с более широкими возможностями (в т. ч. с институтом судебных приставов). Но для того, чтобы противостоять наметившейся тенденции, этого мало. Правильным решением этой задачи является создание Патентного суда в системе РФ, что вполне вероятно случится в 2010 году. В патентном суде в одном заседании могут состояться сразу три инстанции, а при несогласии с решением можно обратиться в президиум Высшего арбитражного суда. Именно в суд можно передать все вопросы для установления фактов признания ТЗ вошедшим во всеобщее употребление, недобросовестной конкуренцией и злоупотребления правом. В патентном же ведомстве должна быть только апелляционная палата по исправлению возможных ошибок экспертизы.

Докладчик отдельно остановился на вопросе «заинтересованное» и «незаинтересованное лицо»: «Мы должны добиться, чтобы все документы подавали только «заинтересованные лица», что должно быть указано в заявлении. Именно заявлением и должен руководствоваться Роспатент. По этому вопросу ведомство в переходный период распространило информационное письмо. А истина по этому вопросу в спорных случаях должна также решаться в суде. Важно понять, что только возможность защиты своих прав в специализированном патентном суде будет способствовать становлению и развитию инновационной экономики».

Для развития системы охраны, защиты и использования интеллектуальной собственности также необходимо, отметил докладчик, чтобы патентное ведомство имело право законодательной инициативы и могло нормативно регулировать хотя бы сферу патентного права. А иначе нормальной деятельности всегда будут мешать барьеры, которые заложены в ведомственном подчинении. В решении этого вопроса Роспатент будет делать все, чтобы быть услышанным как можно раньше.

Подводя итог сказанному, докладчик заявил, что решение перечисленных вопросов безусловно позволит выйти на показатели, намеченные к 2015 году.

В заключение докладчик еще раз отметил, что все, что делается в ведомстве, должно опираться на такие основные принципы как доверие, терпимость, профессионализм и транспарентность.


В сообщении Михала Свантнера - директора департамента ВОИС - «Национальная стратегия в области интеллектуальной собственности в странах с экономикой переходного периода и поддержка ВОИС» подчеркнута важность сформулированной в названии доклада задачи для ВОИС.

Как ответ на конкретные вопросы, получаемые ВОИС из стран центральной Азии, Кавказа, Восточной Европы, Балканских стран и стран Средиземноморья, ВОИС выпустила Пособие по разработке Плана национальной интеллектуальной стратегии. Практику развития национальной стратегии в области интеллектуальной собственности ВОИС пилотирует в Сербии, где в ноябре этого года состоялся семинар по этой теме. Отмечено, что поощрение инновационной деятельности невозможно без сотрудничества с государственными структурами и должно быть связано с решением экономических задач, стоящих перед государствами с переходной экономикой. В настоящее время также ведется работа над пособием, которое будет содержать рекомендации по укреплению роли инноваций в средних и малых предприятиях в странах СНГ. Докладчик сообщил, что пособия разрабатываемые ВОИС на английском языке, можно получить по электронной почте. В заключении М. Свантнер выразил пожелание, чтобы и в будущем активно развивалось сотрудничество между ВОИС и Российской Федерацией.


А. И. Королев (начальник Управления по контролю в сфере правовой охраны и использования РНТД, полученных за счет средств федерального бюджета Роспатента) в докладе «Исполнение государственной функции по осуществлению контроля в сфере правовой охраны и использования результатов НИОКР в условиях действия административного регламента» отметил, что на основании постановления Правительства Российской Федерации от 18 ноября 2006 г. № 696 Роспатентом был разработан Административный регламент исполнения государственной функции по осуществлению контроля в сфере правовой охраны и использования результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ гражданского назначения, выполняемых за счет федерального бюджета, утвержденный приказом Минобрнауки России от 13.12.2006г. № 313.

С 2007 г. Роспатентом проведены проверки более чем в 80 организациях-исполнителях государственных контрактов во всех Федеральных округах Российской Федерации, проанализировано боле 950 тыс. государственных контрактов. В результате проведенных проверок организаций-исполнителей государственных контрактов выяснилось, что в более чем в 90 % случаев полученные результаты НИР не переходят в стадию опытно-конструкторских работ.

Введение результатов интеллектуальной деятельности в гражданский оборот невозможно без их правовой охраны, отсутствие которой может привести к нежелательным последствиям, связанным с утратой преимуществ перед иностранными конкурентами. Характерным показателем активности иностранных фирм на российском рынке интеллектуальной собственности является число поданных заявок иностранными заявителями на изобретения, полезные модели, промышленные образцы (в 2008 г. иностранными заявителями было подано более 17000 заявок, что составляет около 30 % от общего числа поданных заявок). Для сравнения в 2008 г. государственными образовательными учреждениями было подано 9288, что составляет 16,1 % от общего числа поданных в Роспатент заявок на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, а институтами подведомственными РАН в этот период было подано всего 2067 заявок, что составляет 3,6 %. В 2009 г. ситуация в данной группе организаций не изменилась.

Правовая охрана результатов интеллектуальной деятельности служит пропуском на рынок инноваций. В период экономического кризиса вопросы, связанные с созданием инновационных результатов высокого технологического уровня, их правовая охрана и использование становятся одним из важнейших факторов контроля.

Докладчик привел примеры типовых нарушений условий государственных контрактов указав, что в результате государство не получает ожидаемого эффекта от бюджетных вложений в научные исследовательские разработки по государственным контрактам. Наибольшее количество нарушений допускают организации, в которых отсутствуют патентные службы.

В заключении докладчик отмечает, что реализация принятого в августе 2009 г. Федерального закона № 217 позволит создать условия, стимулирующие не только инновационную активность бюджетных учреждений, но и создание эффективной системы правовой охраны и использования результатов интеллектуальной деятельности, повышения коммерческого потенциала научно-технического комплекса.


А. Д. Гвинепадзе (заместитель директора ФГУ ФИПС) в докладе «Стратегия развития компьютеризации Роспатента до 2015 года» отметил, что цель комплексной автоматизации – обеспечение полного перехода ведомства на безбумажную технологию обработки заявочной документации на объекты интеллектуальной собственности как внутри самого ведомства, так и во взаимодействии со всеми категориями пользователей и подчеркнул преимущества создания этой технологии.

Роспатент приступил к работе по созданию безбумажных технологий лишь в середине 2003 года, тогда как ведущие ведомства мира приступили к этой работе значительно раньше – в начале 90-х годов и уже добились больших успехов.

В настоящее время в Роспатенте создана современная компьютерная инфраструктура, создана профессиональная информационно-поисковая система экспертизы изобретений, включающая в себя более 60 миллионов единиц патентной документации, завершается внедрение сквозной безбумажной технологии обработки заявок на товарные знаки, включая:

- электронную юридически значимую форму взаимодействия заявителя с ведомством в течение всего цикла рассмотрения заявок на товарные знаки, включая создание личных кабинетов заявителей, в которых будет отражаться весь ход экспертизы, причем для более быстрого внедрения этой технологии, наряду с использованием электронной цифровой подписи, будут применяться и более простые способы идентификации заявителей;

- безбумажное делопроизводство внутри ведомства на всех стадиях рассмотрения заявок на товарные знаки, внесение решений о предоставлении правовой охраны в электронные государственные реестры и непрерывная публикация официальных сведений на портале ведомства;

- формы (интерфейсы) отображения официальных сведений будут ориентированы на разные категории пользователей для обеспечения наиболее удобного их восприятия, будет предоставлена возможность получения юридически значимых электронных документов.

Основные объемы работ по разработке и внедрению безбумажных технологий по другим объектам промышленной собственности будут завершены в 2012 году, естественно, при обеспечении стабильного финансирования этих работ.

В 2013 - 2015 годах планируется довести уровень услуг, предоставляемых в электронном виде, до 50-70%, завершить перевод в электронную форму ретромассивов бумажных документов, имеющихся в ведомстве, сертифицировать ведомство на соответствие стандартам качества ИСО 14000.


А. Л. Журавлев (заместитель директора ФГУ ФИПС) в начале своего доклада «Итоги реформирования и пути совершенствования Договора о патентной кооперации» подчеркнул, что система РСТ уже 30 лет пользуется неизменным успехом у заявителей, охватывая более 140 стран мира.

С 2000 года осуществлялась масштабная реформа РСТ. Отмечено, что изменения, направленные на предоставление заявителям дополнительных прав и на повышение качества работ, осуществляемых на международной фазе, повысили привлекательность системы РСТ для пользователей, но не решили задачи снижения трудозатрат в ведомствах в условиях возросшего количества заявок.

Основой для обсуждения дальнейших направлений развития стал Меморандум, подготовленный генеральным директором ВОИС и вынесенный на обсуждение в 2009 году.

Этот проект был практически единодушно поддержан делегациями стран, являющихся международными поисковыми органами, но был по существу заблокирован коалицией развивающихся государств, не поддерживающих попытки гармонизации норм материального права через РСТ.

Докладчик обратил внимание на то, что в этой ситуации развиваются альтернативные проекты, направленные на быстрое получение правовой охраны за рубежом за счет учета рассмотрения аналогичных заявок в других ведомствах. В первую очередь это относится к проекту РРН, о котором уже говорил в своем докладе Б. П. Симонов.

Однако в этой связи необходимо рассмотреть вопрос о возможности использования заключений международной предварительной экспертизы по системе РСТ как основы для подачи ходатайств по процедуре РРН.

На этом председатель С. А. Горленко закрыла пленарное заседание № 1 и напомнила, что пленарное заседание № 2 состоится 9-го октября во второй половине дня.


3. В работе секции «Вопросы изобретений и полезных моделей», которая включала в себя две части выступлений с докладами и круглый стол, приняло участие около 280 человек.

Председателем секции, включая «круглый стол», была О. Л. Алексеева (руководитель Службы качества Роспатента, заместитель директора ФГУ ФИПС), помогали ей Н. В. Киреева и Е. А. Уткина (заведующие отделениями ФГУ ФИПС).

В своем вступительном слове председатель секции поприветствовала участников от лица руководства Федерального института промышленной собственности и от лица сотрудников Службы качества Роспатента, поблагодарила за проявленный интерес к работе секции, озвучила тему секции и план работы в соответствии с заявленной программой.


В первой части работы секции, которая называлась «Общие вопросы», было сделано 4 доклада.

Н. В. Киреева в докладе «Вопросы правовой охраны изобретений в виде «применения» отметила, что одной из заметных и обсуждаемых особенностей административных регламентов по изобретениям и полезным моделям является отсутствие в них положений, регулирующих вопросы предоставления правовой охраны изобретениям и полезным моделям, выраженных в виде применения продукта или способа по определенному назначению. Многие специалисты в области патентного права восприняли это отсутствие как «запрет». В то же время Кодекс и Административный регламент по изобретениям не содержат запретов на патентование изобретений в виде «применения», и заявки на выдачу патента на изобретение, выраженное в виде «применения», также, как и раньше, принимаются и рассматриваются. Отсутствие в законодательстве упоминания о «применении» связано с тем, что «применение» не считается самостоятельным объектом изобретения, а считается лишь формой выражения формулы изобретения на продукт или способ, если по определенному назначению применяется соответственно продукт или способ. Согласно такому подходу формула изобретения на применение продукта обеспечивает тот же объем прав, что и формула на сам продукт. Однако в этом случае возможны правовые коллизии при реализации прав на изобретение, выраженное в виде «применения». Существует мнение, что правильнее говорить о способе, в котором речь идет о действии, т. е. о способе, в котором используется продукт. Однако у оппонентов такого подхода имеются серьезные доводы, опровергающие данное мнение. Следовательно, можно констатировать тот факт, что на сегодняшний день вопрос об объеме прав, определяемых патентом на «применение», не решается специалистами однозначно. Решение вопроса возможно путем законодательного определения объема прав, определяемых формулой на «применение продукта по определенному назначению». Объем прав в этом случае должен соответствовать объему прав на продукт. Для исключения правовых коллизий следует учитывать, что патент на «применение продукта» будет являться зависимым от патента на соответствующий продукт. Нормы, ставящие точку в споре об объеме прав, определяемых формулой на «применение продукта по определенному назначению», должны быть внесены в Кодексе или в документ меньшего уровня. Но это должен быть документ, которым руководствуются суды и патентоведческая экспертиза.

Е. В. Сорокина (заведующая отделом ФГУ ФИПС) в докладе «Некоторые особенности экспертизы изобретений в условиях действующего законодательства» очень подробно остановилась на процедурных аспектах рассмотрения заявок на изобретения, которые претерпели изменения по отношению к ранее действовавшему законодательству. Так докладчик отмечает, что в Административном регламенте впервые сформулировано требование ясности изобретения. Требование ясности применяется как к отдельным пунктам формулы, так и к формуле в целом. Ясность изложения формулы анализируется в свете конкретного раскрытия сущности изобретения, предшествующего уровня техники и толкования формулы изобретения специалистом. В Административном регламенте установлен прямой запрет использования в качестве характеристики признака формулы неопределенных или двусмысленных понятий, в том числе отнесенных в научно-технической литературе к ненаучным. Еще одно отличие связано с проверкой дополнительных материалов, в частности, уточненной заявителем формулы изобретения. Административным регламентом предусмотрен и новый порядок ознакомления с материалами заявки и сроки уплаты патентной пошлины.

В. Ю. Джермакян (Юридическая фирма «Городисский и Партнеры») в докладе «Формула на «Применение» в Роспатенте и ЕАПВ», по существу оппонируя прозвучавшему уже докладу Н. В. Киреевой, обращает внимание, что понятие «Применение» отсутствует непосредственно и в таких документах, как Патентный закон РФ (в редакции 2003 г.), часть четвертая Кодекса, Евразийская патентная конвенция, Европейская патентная конвенция, Договор РСТ, Соглашение ТРИПС. Но «применение» как одна из форм патентной формулы предусмотрено в ряде подзаконных актов, таких как Инструкции, Правила и Руководства, используемые в патентных ведомствах ЕАПВ, ЕПВ и органах, осуществляющих международную предварительную экспертизу по Договору РСТ, к которым относится и Роспатент. Роспатент не может воспрепятствовать в выдаче патентов с такой формулой по заявкам РСТ иностранных заявителей. Однако, со второй половины 2009 г. из Роспатента уже стали поступать уведомления с предложением изменить заявленную формулу «применение» на формулу, характеризующую непосредственно продукт или способ, хотя нормы Кодекса не ограничивают заявителя формами изложения формулы изобретения. В тоже время практика ЕАПВ в отношении использования формул «применение» ничем не отличается от практики Европейского патентного ведомства. Докладчик считает ошибкой Роспатента приравнять «применение» по объему прав только к способу. Акцентируя внимание на расхождениях между Роспатентом и ЕАПВ по рассматриваемому вопросу, он подчеркивает, что настало время, чтобы Роспатент вместе с ЕАПВ выработали единую концепцию в отношении понимания объема прав по патентной формуле – «применение».


В. А. Денщиков (ведущий государственный эксперт по интеллектуальной собственности ФГУ ФИПС) в докладе «Научно-технические знания в оценке соответствия изобретения условию патентоспособности «промышленная применимость» акцентировал свое внимание на том, что в последнее время заметно увеличилось количество заявок на изобретения, подаваемых на основе «популярных» теорий и гипотез, при этом наблюдается небывалая активность псевдонаучной деятельности, плоды которой пропагандируются средствами массовой информации. В ответ на заключение экспертизы о несоответствии таких изобретений условию патентоспособности «промышленная применимость» заявители и авторы представляют протоколы и акты лабораторных испытаний, положительные отзывы ученых и т. п. По их мнению, такие документы должны подтверждать работоспособность изобретения. Далее докладчик подробно разобрал, почему доводы заявителей и представленные ими документы не всегда могут повлиять на отказное решение экспертизы, как с точки зрения требований нормативных документов, так и с точки зрения возможности осуществления изобретения на основе научно-технических знаний и экспериментальных проверок. Автор сделал вывод, что при проверке «промышленной применимости» изобретения должны быть использованы научно-технические знания, признанные обществом, а не «популярные» теории и гипотезы. Такое же требование должно соблюдаться и авторами изобретений. Общество вправе надеяться на работоспособность запатентованных изобретений, на гарантированную воспроизводимость предполагаемых результатов технических решений.


На втором этапе работы секции, который был посвящен рассмотрению вопросов «Принципиальной непатентоспособности», также было сделано 4 доклада.

В докладе «Общие дискуссионные вопросы принципиальной патентоспособности изобретений и полезных моделей» О. Л. Алексеева, прежде всего, обратила внимание на то, что проверка принципиальной патентоспособности изобретений и полезных моделей всегда вызывала вопросы у специалистов. Даже сам термин «Принципиальная патентоспособность», широко используемый в профессиональной среде, не применяется в законодательстве. При этом обычно подразумевается проверка соответствия заявленного в качестве изобретения или полезной модели результата интеллектуальной деятельности целому комплексу установленных Кодексом разнообразных требований, не связанных с проверкой новизны, промышленной применимости (в обоих случаях) и изобретательского уровня (для изобретений).

Применительно к объекту «изобретение» проверяется: является ли заявленный в качестве изобретения результат интеллектуальной деятельности «техническим решением», не относится ли заявленный результат интеллектуальной деятельности к объектам, которым не предоставляется правовая охрана в качестве изобретения, и может ли заявленное изобретение быть объектом патентных прав. У полезных моделей схема проверки примерно такая же.

Методические аспекты проверки принципиальной патентоспособности в отечественном патентном праве никогда не были детально разработаны, т. к. в законодательных или нормативных документах не раскрыты многие понятия, связанные с этой проверкой, такие, например, как «техническое решение», «правила и методы игр», «представление информации» и т. д. Как следствие, подходы к решению вопросов, связанных с применением этих понятий, вырабатываются практикой, т. е. методом проб и ошибок, и только потом они находят отражение в методических рекомендациях.

Проблема усугубляется неустойчивостью регулирования, связанного с проверкой принципиальной патентоспособности. Меняются положения, касающиеся раскрытия понятия «изобретение». Перечни объектов, не считающихся изобретениями, либо не охраняемых в качестве изобретений, либо не являющиеся объектами патентных прав, также претерпевают как редакционные, так и сущностные изменения.

Каждое изменение законодательства влечет за собой уточнение подходов к проверке патентоспособности изобретений и полезных моделей, пробелы порождают не единообразную практику.

Для эксперта очевидно, что при рассмотрении заявки по существу с самого начала важно разобраться, что заявлено: изобретение или иной объект, который не является изобретением. В Кодексе понятие «изобретение» раскрыто через родовой признак «техническое решение», но перечень изъятий закрыт. Такое регулирование появилось впервые. Возник вопрос: применять ли только закрытый перечень или обе нормы сразу?

Одни специалисты стали рассматривать перечень исключений из охраны как инструмент для проверки, является ли заявленный объект техническим решением. При решении этого вопроса было предложено принимать во внимание признаки заявленного результата интеллектуальной деятельности как объективную характеристику объекта. Ключевым и самым сложным при этом стал вопрос: как установить, является ли признак техническим, или нет?

Другие специалисты считают, что нельзя опираться только на перечень исключений, поскольку Кодекс содержит два раскрытия, что является основанием для возврата к практике работы по Патентному закону в редакции 2003 г., когда был открытый перечень и понятие «техническое решение задачи». Но такой подход требует обязательного выявления технического результата и признаков, влияющих на достижение результата.

В соответствии с требованием Административного регламента, каждая заявка должна содержать информацию о решаемой задаче, техническом результате и совокупности существенных признаков. Ведь сущность изобретения, как технический результат, должна выражаться в совокупности существенных признаков, достаточных для достижения обеспечиваемого изобретением технического результата. Если нет технического результата, то нельзя выявить совокупность существенных признаков, выражающих сущность технического решения, и нельзя признавать, что техническое решение заявлено. Если материалы заявки (в т. ч. и после запроса) не раскрывают сведения о сущности изобретения, т. е. о техническом результате и совокупности существенных признаков, необходимых для достижения результата, или технический результат не достигается, имеются основания для вывода о том, что техническое решение не заявлено, т.е. не заявлен объект охраны. Как следствие – появляются основание для признания заявки отозванной. Такой подход давно применяется в практике экспертизы полезных моделей, т. к. проверка новизны осуществляется в Палате по патентным спорам в соответствии с законодательством в отношении совокупности существенных признаков. Что же касается изобретений, то до введения в действие части четвертой Кодекса практика была более лояльной. Однако представляется, что одинаковая природа объектов требует применения одинаковых подходов при решении вопроса о том, что заявлено, т. е. об объекте охраны.


Н. В. Киреева в докладе «Проблемные вопросы практики оценки принципиальной патентоспособности результатов интеллектуальной деятельности, относящихся к программам для ЭВМ» остановилась на том, что одним из часто обсуждаемых вопросов экспертизы является вопрос о правовой охране программ для ЭВМ, а точнее о правовой охране алгоритмов программ в виде изобретений. Пунктом 5 статьи 1350 Кодекса программы для ЭВМ исключены из правовой охраны в виде изобретений, а т. к. алгоритм программы для ЭВМ есть ни что иное, как форма выражения программы на уровне функционального обобщения, то можно сделать вывод, что алгоритм программы не может быть запатентован. Далее докладчик задается вопросом: насколько верным является данный вывод? И для дальнейшего анализа привлекает определение понятия «Программа для ЭВМ», которое содержит статья 1261 Кодекса, а также определение термина «программа» по ГОСТ 19781 – 90 «Обеспечение систем обработки информации программное. Термины и определения». И докладчик показывает, что во многих случаях алгоритм программы для ЭВМ изложен обычным языком в виде последовательности действий, т.е. представляет собой принципиально патентоспособный способ. В то же время, в других случаях признаки, характеризующие алгоритм, могут быть характерными для математического метода, правил или метода игры и т.п.


Т. Н. Эриванцева (главный государственный патентный эксперт по интеллектуальной собственности ФГУ ФИПС) в докладе «Проблемные вопросы практики проверки принципиальной патентоспособности объектов, относящихся к открытиям, научным теориям и интеллектуальной деятельности» остановила свое внимание на следующем. В пункте 24.5 (соответствующего административного регламента) отдельное внимание уделено проверке заявленных предложений на возможность признания их относящимися к изобретениям. Однако представленные рекомендации нельзя признать исчерпывающими, а рассмотрение указанных предложений на практике является непростым вопросом и вызывает споры. При отсутствии нормативных определений многих понятий, присутствующих в пункте 5 статьи 1350 Кодекса, на практике приходится нередко руководствоваться толкованиями этих понятий, изложенными в энциклопедических и других источниках информации. Наиболее сложная проблема при экспертизе возникает тогда, когда в формуле имеются признаки, характерные как для изобретений, так и для иных предложений. При отсутствии четких трактовок используемых понятий и наличии нескольких подходов к рассмотрению заявок, содержащих признаки решения, не являющегося изобретением, представляется целесообразным вынести на обсуждение затронутые вопросы и по мере наработки практического опыта уточнить алгоритм использования указанных в Регламенте подходов для обеспечения единообразия рассмотрения подобных предложений.


А. В. Егорова (заместитель заведующего отделом ФГУ ФИПС) в докладе «Проблемные вопросы практики оценки принципиальной патентоспособности объектов, касающихся правил и методов игр, интеллектуальной и хозяйственной деятельности» по существу продолжает тему, изложенную в предыдущем докладе Т. Н. Эриванцевой, касающуюся затруднений, обусловленных недостаточным нормативно-правовым регулированием оценки принципиальной патентоспособности объектов, перечисленных в пункте 5 статьи 1350 Кодекса. Необходимо детально проработать данный вопрос и привести в Рекомендациях по вопросам экспертизы заявок на изобретения, разрабатываемых в связи с введением в действие соответствующего административного регламента, необходимых разъяснений и выработать единообразные подходы к практике рассмотрения таких заявок. В настоящее время методический совет ФГУ ФИПС ведет активную работу по обобщению правоприменительной практики рассмотрения заявок на изобретения, которые могут быть отнесены к объектам, приведенным в пункте 5 статьи 1350 Кодекса и совершенствованию в указанном направлении раздела «Проверка принципиальной патентоспособности заявленного изобретения» Рекомендаций по вопросам экспертизы заявок на изобретения.


В целом работа секции и особенно круглого стола прошла активно. В обсуждении вопросов приняли участие как докладчики, так и некоторые участники.

По темам докладов В. Ю. Джермакяна и Н. В. Киреевой, касающихся формулы изобретения на «применение» и объема прав на такие объекты изобретения, выступили представитель Евразийского патентного ведомства В. Б. Талянский, В. Н. Дементьев (московское представительство фирмы «Гоулингз Интернэшнл. Инк»), Е.А.Уткина. Много вопросов вызвал доклад В.А. Денщикова. Ему оппонировали, в частности Ю. И. Буч, (ООО «Алгоритм») и Ю. А.Ткаченко (Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского), которые заявляли, что нередко в прошлом те или иные «популярные» научные теории и гипотезы, которые считались лженаучными, в дальнейшем подтвердились.

С ответами на вопросы и разъяснениями выступали: О. Л. Алексеева, Н. В. Киреева, Е. А. Уткина, Т. Б. Шахматова (заведующая отделом ФГУ ФИПС) и др.

О. Л. Алексеева, как ведущая, обратила внимание на то, что представленная в докладе В. Ю. Джермакяна информация о том, что эксперты «не принимают» формулы на применение не подтверждена ссылками на конкретные дела заявок, и что Службе качества Роспатента такие факты не известны. Законодательство, действительно, не регулирует этот вопрос, однако, следуя сложившейся многолетней практике, ФГУ ФИПС такие заявки принимает. Эксперты проинформированы, что оснований для непринятия таких формул не имеется. При рассмотрении таких формул следует опираться на положения действующих рекомендаций по рассмотрению заявок на изобретения и полезные модели.

В дополнение к программе по этому поводу выступила Е. А. Уткина, которая остановились на практике рассмотрения в ФГУ ФИПС заявок с формулой на «применение» в области медицины и лекарственных средств. Она отметила, что ей неизвестны случаи отказа со стороны экспертов в рассмотрении формул изобретения, в которых включен пункт на «Применение». Если такие случаи были, необходимо указать конкретный номер заявки, и тогда этот случай будет рассмотрен предметно.

Е. А. Уткина обратила внимание на следующее: дело не в том, что в Роспатенте не знают, как «разруливать» ситуацию в случаях, если в формуле изобретения имеется пункт на «Применение». Дело в том, что законодательно не определен объем прав в подобных ситуациях, что может привести на практике к «неожиданностям» в судах.

Докладчик привела несколько конкретных примеров, где показала, в каких случаях более правильно, по мнению экспертизы, формулу изобретения на применение относить к продукту, а в каких - к способу, а также в каких случаях целесообразно пункт на «применение» сформулировать как средство. При этом подчеркнула, что если заявитель считает нужным получить патент с формулой «на применение», то эксперт оставляет формулу изобретения в редакции заявителя.

Т. Б. Шахматова, в развитие выступления Е. А. Уткиной, подчеркнула, что и заявитель, и эксперт должны четко представлять, на что выдан патент. И поэтому целесообразно при решении основываться на структуре самой формулы, если она правильно отражает то изобретение, которое действительно создано. Резюмируя свое выступление, она отметила, что с учетом высказанных различных мнений по данному вопросу, целесообразно провести анализ различных формулировок формул на применение и внести рекомендации в нормативные документы.

Подводя итоги работы секции и «круглого стола», О. Л. Алексеева прежде всего положительно оценила развернувшиеся дискуссии и активность участников. Она обратила внимание на то, что оппонирующие стороны приводили по обсуждаемым вопросам доводы, которые свидетельствовали о наличии соответствующих проблем, которые требуют серьезной проработки и своего нормативного или методологического разрешения. Над этими вопросами будет вестись работа, после чего проекты предложений будут направляться для дальнейшей доработки и согласования в установленном порядке.

Закрывая работу секции, О. Л. Алексеева еще раз поблагодарила всех за активное участие в работе.


4. На секции «Вопросы правовой охраны промышленных образцов, товарных знаков, знаков обслуживания и наименований мест происхождения товаров», включая круглый стол, руководителем была Л.Л. Кирий – заместитель Руководителя Роспатента), помогали ей С. А. Горленко (Главный научный сотрудник ФГУ ФИПС) и О. М. Комарова (заведующая отделением товарных знаков и регистрации ФГУ ФИПС).

Всего в работе секции и «круглого стола» приняло участие около 160 человек.

В докладе «Влияние Сингапурского договора о законах по товарным знакам на российское законодательство» (далее – Сингапурский договор или Договор), с которым выступила Л. Л. Кирий, отмечено, что 18 декабря 2009 года Российская Федерация станет участником Сингапурского договора, который упрощает и унифицирует национальные административные процедуры, связанные с получением правовой охраны товарного знака. Для приведения российского законодательства в соответствие с Договором необходимо внесение ряда изменений в часть четвертую Кодекса, а также – в соответствующие административные регламенты Роспатента. Некоторые шаги в данном направлении уже сделаны. Так, в Государственной Думе рассматривается законопроект о внесении изменений в статью 1501 Кодекса в части увеличения срока для подачи ходатайства о восстановлении срока ответа на запрос экспертизы. Следуя Договору, разработчики проекта соответствующего административного регламента Роспатента предусмотрели возможность перехода к электронной подаче заявок на товарные знаки и сформулировали ряд требований к представлению отдельных видов нетрадиционных товарных знаков.

В докладе подчеркнуто, что несмотря на то, что Договор в основном направлен на гармонизацию процедур в ведомствах по товарным знакам, положения его статьи 19 не носят процедурного характера, а устанавливают некоторые права лицензиата и правообладателя в случае отсутствия регистрации лицензии. Для приведения законодательства Российской Федерации в соответствие с Договором в этой части необходимо внесение изменений в Кодекс. В Кодекс также необходимо внести соответствующие изменения в связи с положениями Договора, касающимися разделения заявки. Внесение изменений необходимо и в соответствующие административные регламенты Роспатента, в том числе в отношении требований к составу и форме документов, представляемых заявителем в ходе процедур регистрации договоров, внесения изменений в заявку и регистрацию товарного знака, имея ввиду, что Договором установлены менее жесткие требования.


Т. Е. Змеевская (заместитель начальника отдела контроля и надзора за осуществлением прав Управления по контролю и надзору в сфере правовой охраны объектов интеллектуальной собственности – главный юрисконсульт Роспатента) в докладе «Новые процедуры, затрагивающие делопроизводство по заявкам на международную регистрации знаков» отметила, что на 40–ой сессии Ассамблеи Мадридского Союза, состоявшейся в Женеве в сентябре 2008г., были приняты изменения в правила Общей инструкции к Мадридскому соглашению о международной регистрации знаков и Протоколу к нему. Вследствие внесенных изменений и дополнений претерпели изменения и ранее действовавшие бланки решений ведомств в отношении международных регистраций знаков. В докладе были рассмотрены основные бланки, которые используются Роспатентом, а также введенный Международным бюро ВОИС с 01.09.2009 г. новый бланк, позволяющий направлять новое решение, затрагивающее правовую охрану знака. Раскрыты административные действия, связанные с процедурой предоставления правовой охраны международному знаку. Были озвучены актуальные вопросы, являющиеся предметом обсуждений в ходе заседаний Рабочей группы по правовому развитию Мадридской системы международной регистрации знаков. В частности, указано, что Секретариатом МБ ВОИС ведется работа по введению новых языков подачи международной заявки, в том числе рассматривается возможность подачи заявки на русском языке. Кроме того, было отмечено, что в рамках указанной рабочей группы обсуждаются иные вопросы, в частности, возможность подачи международной заявки без обязательной подачи национальной базовой заявки или наличия базовой регистрации; отмена требования идентичности знака по базовому обозначению/регистрации со знаком, являющимся предметом международной заявки, которые представляют собой изменение языка национального знака на основе сохранения его смыслового значения или произношения; введение в Мадридскую систему процедуры разделения (выделения).


О. Л. Алексеева (заместитель директора ФГУ ФИПС) в докладе «Промышленные образцы: новое законодательство – новые возможности» отметила, что с введением в действие Административного регламента по промышленным образцам расширились возможности дизайнеров по патентованию своих разработок по сравнению с теми возможностями, которые предоставляли отмененные Правила составления, подачи и рассмотрения заявок на промышленные образцы. Расширение возможностей обусловлено двумя новеллами, рассмотренными в докладе. В первой новелле нормами Регламента по промышленным образцам дизайнерам предоставлено право патентования решений внешнего вида самостоятельных частей изделий. Такое регулирование также направлено на сближение российского законодательства с законодательством ЕС. В первую очередь это касается промышленных образцов, относящихся к области графического дизайна, в частности, рисунков, словесных обозначений и слоганов, выполненных в оригинальной графической манере и широко используемых для декорирования внешнего вида изделий. Во второй новелле дополнены условия объединения решений внешнего вида изделия в группу промышленных образцов, объединенных единым творческим замыслом. В заключение докладчик обратил внимание на то, что разработчики Регламента примут любые предложения по его совершенствованию.


В докладе «Актуальные вопросы, связанные с рассмотрением заявок на товарные знаки» О. А. Матющенко (заместитель заведующего отделом ФГУ ФИПС) были освещены вопросы, касающиеся обозначений, заявляемых на регистрацию в качестве товарных знаков для фармацевтических препаратов, а также обозначений, представленных на иностранных языках или имитирующих надписи на иностранных языках.

При проверке соответствия обозначений, заявляемых на регистрацию в качестве товарных знаков на иностранных языках или имитирующих надписи на иностранных языках, экспертиза в абсолютном большинстве случаев выдвигает в качестве оснований, препятствующих регистрации товарного знака, возможность введения потребителей в заблуждение относительно товара либо его изготовителя в соответствии с пунктом 3 статьи 1483 Кодекса.

По мнению докладчика, при этом экспертиза не создает искусственных преград для регистрации обозначений, заявленных на регистрацию в качестве товарных знаков на иностранных языках или имитирующих надписи на иностранных языках на имя отечественных заявителей.

Экспертиза лишь высказывает сомнения относительно возможности регистрации некоторых обозначений и предлагает заявителям высказать свое мнение и представить доказательства в защиту регистрации заявленного обозначения.

Докладчик особо остановился на условиях, при которых возможно использование в процессе проведения экспертизы заявок на товарные знаки сведений, полученных из источников, размещенных в сети Интернет.


Г. И Тыцкая (доцент РГИИС) выступила с докладом «Географические указания и наименования мест происхождения товаров: попытка разграничить объекты». Географические указания и наименования мест происхождения товаров – два охраняемых объекта, которые имеют общее происхождение, общее назначение и в связи с этим общие черты. В частности, было отмечено, что оба средства индивидуализации связаны с ожиданием у потребителей определенных свойств товара, происходящего из данной местности. В докладе предложено разграничить объекты, используя в качестве разделительной линии участие человека в деле создания товара с теми свойствами, о которых свидетельствует средство индивидуализации, т. е. человеческий фактор. В этом случае свойства товара, позволяющие использовать наименование места происхождения, должны были бы связываться как с природными особенностями местности, так и обязательно с человеческим фактором. Что касается географических указаний, то основные свойства товара должны были бы связываться исключительно с природными особенностями местности.


С. А. Горленко в докладе «Актуальные проблемы правовой охраны наименований мест происхождения товаров» отметила, что наименование места происхождения товаров (далее - НМПТ) имеет не только экономическое, но и социальное значение. В настоящее время отечественная и зарубежная практика ставят ряд актуальных проблем, решение которых призвано повысить эффективность правовой охраны НМПТ в нашей стране в целях удовлетворения интересов обладателей исключительного права на использование НМПТ, потребителей традиционных товаров, потребностей общества в целом. Одна из главных проблем состоит в создании системы контроля за поддержанием особых свойств в товарах, в отношении которых зарегистрирована НМПТ. Норма об этом должна быть включена в Кодекс. Важно, чтобы контроль на государственном уровне, осуществляемый министерствами, названными в постановлении Правительства № 481, сочетался с контролем «на местах». С этой проблемой связана проблема отражения в Кодексе возможности регистрации НМПТ на имя объединений.

Решение другой важной проблемы связано с исключением из национальных стандартов названий товаров, являющихся наименованиями географических объектов, зарегистрированных как НМПТ, и недопущение использования таких наименований при создании новых национальных стандартов и разработке технических регламентов.


Д. В. Травников (главный специалист-эксперт отдела контроля и надзора за предоставлением правовой охраны Управления по контролю и надзору в сфере правовой охраны объектов интеллектуальной собственности Роспатента) выступил с докладом на тему: «Особенности оспаривания и признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку по основанию наличия в действиях правообладателя, связанных с государственной регистрацией товарного знака, акта недобросовестной конкуренции или злоупотребления правом». Отмечено, что закрепление в законе этого основания для оспаривания и признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку, призвано защитить права участников гражданского оборота от действий недобросовестных лиц, связанных с государственной регистрацией товарного знака, противоречащих законодательству Российской Федерации о защите конкуренции или осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а равно являющихся злоупотреблением правом в иных формах.

Приведены статистические данные об объёмах поступления и рассмотрения возражений против предоставления правовой охраны товарному знаку по указанному в теме доклада основанию. Названы основные требования к содержанию и форме возражения и подаваемых вместе с ним документов, в частности, указано, что возражение принимается к рассмотрению по существу в случае достаточности для этого предоставленных документов и содержащихся в них сведений. В докладе раскрыто содержание административных процедур по рассмотрению возражений и обозначены некоторые проблемные вопросы, которые связаны с рассмотрением возражений, в том числе, с извещением правообладателя о поступившем возражении, с изменением правообладателя товарного знака после поступления возражения и с оспариванием решения антимонопольного органа в судебном порядке.

В ходе проведения круглого стола был задан ряд вопросов и высказаны предложения, связанные с тематикой докладов, прозвучавших на секции.


Так А. Д. Кудаков (Патентная коллегия «Кудаков и Партнеры», Москва) выразил несогласие с подходом экспертизы к рассмотрению заявок на регистрацию в качестве товарных знаков «латинообразных обозначений» для пива, алкоголя и иной продукции. По мнению выступавшего, такие обозначения следует рассматривать как изобразительные, а не как вводящие потребителя в заблуждение. А. Д. Кудаков выразил несогласие также с широким использованием экспертами сведений из Интернета без документального подтверждения ссылок, поскольку, по его мнению, при этом ликвидируется территориальный принцип охраны товарного знака. В выступлении был затронут вопрос «совладения» в отношении товарных знаков.


И .Б. Полосухина (ФГУП «Государственный научный центр Российской Федерации – Физико-энергетический институт имени А. И. Лейпуновского», Обнинск) выступила по поводу наименования места происхождения товара «Грязь озеро Улежай», в отношении которого долгое время не рассматривается заявка, поскольку в ней отсутствует заключение Минздрава России. Минздрав отказывает в выдаче такого заключения, так как в постановлении Правительства РФ №481 отсутствует товар «лечебная грязь», в отношении которого Министерство должно предоставлять заключения. Выступление содержало просьбу к Роспатенту убедить Министерство дать такое заключение.


В ходе работы круглого стола были обсуждены вопросы, поставленные участниками секции, относящиеся к содержанию заслушанных докладов. Эти вопросы касались, в частности, сроков вступления России в Сингапурский договор, причин задержки принятия Административного регламента по товарным знакам, экспертизы промышленных образцов, включения охраняемых НМПТ в этикетки, заявляемые на регистрацию в качестве товарных знаков.

На вопросы ответили Л. Л. Кирий, С .А. Горленко, О. Л. Алексеева.


Итоги работы секции и круглого стола свидетельствуют о необходимости осуществления работ:

- в области правовой охраны товарных знаков – по совершенствованию Кодекса и административных регламентов Роспатента в связи с присоединением Российской Федерации к Сингапурскому договору о законах по товарным знакам и изменениями в Мадридской системе международной регистрации знаков;

- в области правовой охраны наименований мест происхождения товаров;

- по совершенствованию Кодекса, постановления Правительства Российской Федерации от 17.09.2004 № 481 и взаимодействия Роспатента с уполномоченными органами по даче заключений в отношении НМПТ;

- в области промышленных образцов – по разъяснению положений обновленного законодательства, по совершенствованию Кодекса и административного регламента Роспатента в целях дальнейшего сближения с законодательством ЕС.


5. На секции «Вопросы использования и передачи прав на результаты научно-технической деятельности (РНТД)», включая круглый стол, председательствовал О. И. Стрелков (заместитель руководителя Роспатента)

В работе секции и круглого стола приняло участие 88 человек.

Во вступительном слове председатель проинформировал о положении дел с использованием и передачей прав на результаты интеллектуальной деятельности, полученных за счет средств федерального бюджета, в гражданский оборот и предложил в ходе работы секции обсудить возможные пути положительных изменений в данной сфере.

В ходе работы секции с докладами выступили:

М. Н. Фомичев (заведующий отделом ФГУ ФИПС) в докладе «Особенности регистрации ПрЭВМ и БД и передачи исключительного права на них с учетом прошедших изменений в нормативной базе» рассказал о типовых ошибках, допускающихся заявителями при подаче заявок и регистрации договоров отчуждения, в том числе на результаты интеллектуальной деятельности, созданные в результате исполнения государственных контрактов.

В. А. Саранцев (нач. отдела ФГУП «РНИИ КП») в своем докладе «Практика использования прав на единые технологии в научно-промышленной организации» рассказал об опыте работы организации в части создания единой технологии, обеспечении ее правовой охраной и использовании прав на нее, о трудностях с которыми сталкивается организация в процессе создания и использования единой технологии.

И. Б. Николаев (эксперт ФГУП «РНИИ КП») в докладе затронул вопросы, связанные с особенностями патентования изобретений и полезных моделей в сфере двойных технологий в иностранных государствах и международных организациях и осуществление контроля за соблюдением требований статьи 1395 Кодекса.

В. С. Старых совместно с М. И. Ликстановым (МУЗ ГКБ № 3 им. Подгорбунского, г. Кемерово), в своем докладе «Значение просветительской работы для создания и патентной защиты интеллектуальной собственности в учреждениях практического здравоохранения» остановился на проблемах, связанных с правовой охраной РНТД, а также выплатой вознаграждений авторам изобретений и полезных моделей в системе здравоохранения.

На круглом столе председательствовал А. И. Королев (Роспатент).

В процессе обсуждения докладов были затронуты вопросы, связанные с:

- заполнением заявлений на регистрацию программ для ЭВМ и БД в случаях, где заявителем является Российская Федерация, от имени которой выступает государственный заказчик;

- распределением прав на результаты интеллектуальной деятельности, полученных за счет средств федерального бюджета. Было предложенно закрепить за исполнителем права на РИД, полученные по госконтрактам.

- усилением контроля в сфере интеллектуальной собственности со стороны компетентных органов исполнительной власти при зарубежном патентовании с целью недопущения нарушений статьи 1395 Кодекса.

Особый интерес вызвал вопрос, связанный с передачей прав на единую технологию заказчику, при которой возможны нарушения авторских прав разработчиков объектов интеллектуальной собственности.

Это касается и прав на результаты интеллектуальной деятельности, полученных в ходе выполнения госконтрактов. Согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 22.04.2009 № 342 в случае, если права на полученные результаты интеллектуальной деятельности в соответствии с условиями госконтракта закрепляются за исполнителем и «исполнитель не обеспечил до истечения 6 месяцев после окончания НИОКР совершения всех действий, необходимых для признания за ним или приобретения им исключительных прав на РНТД», то исключительные права на полученные результаты интеллектуальной деятельности закрепляются за Российской Федерацией.

При этом механизм оформления прав на эти результаты за Российской Федерацией, включая финансирование, не отработан.

Кроме того, существуют противоречия пункта 2 статьи 1373 и пункта 4 статьи 1370 Кодекса относительно сроков перехода прав на подачу заявок и получения патента на результаты интеллектуальной деятельности от работодателя к работнику.


В заключение О.И.Стрелков поблагодарил выступающих и участников секции за активное обсуждение вопросов, связанных с обеспечением правовой охраны и использования результатов интеллектуальной деятельности в гражданском обороте и заверил, что высказанные предложения будут учтены в работе Роспатента в рамках своей компетенции.

6. На секции «Вопросы рассмотрения возражений и заявлений в Палате по патентным спорам и в судах», включая круглый стол, руководил А.Л.Журавлев (заместитель директора ФГУ ФИПС), помогала ему Г.В.Разумова (заведующая отделом ФГУ ФИПС).

В работе секции и круглого стола приняло участие около 200 чел.

Во вступительном слове А. Л. Журавлев остановился на вопросе реформирования системы Роспатента в первом полугодии текущего года. Речь шла о реорганизации ФГУ «Палата по патентным спорам» в отделение ФГУ ФИПС, в связи с принятием Правительством Российской Федерации Распоряжения от 1 декабря 2008 № 1791-р «О реорганизации федерального государственного учреждения «Федеральный институт промышленной собственности Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам» и Федерального государственного учреждения «Палата по патентным спорам Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам»» в форме присоединения второго учреждения к первому». Было отмечено, что эта реорганизация позволила сократить сроки рассмотрения заявлений и возражений на 30 %.

С докладами на секции выступали:

Н. В. Ложкина (заведующая отделом ФГУ ФИПС) – «Некоторые аспекты рассмотрения возражений и заявлений в ФГУ «Палата по патентным спорам», связанные с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Докладчиком были проанализированы нормы Кодекса, регулирующие правовое положение палаты по патентным спорам в системе государственных органов, дана оценка административному характеру рассмотрения возражений и заявлений в палате по патентным спорам, отмечены произошедшие изменения в компетенции палаты по патентным спорам.

Также было обращено внимание на особенности, связанные с рассмотрением возражений против предоставления правовой охраны товарным знакам. Докладчик подчеркнул, что в соответствии с постановлением Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29 г. Москвы «О некоторых вопросах, возникающих в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее - Постановление), применяются критерии охраноспособности, которые были предусмотрены законодательством, действовавшим на дату приоритета товарного знака;

В Постановлении были закреплены подходы, применяемые палатой по патентным спорам при рассмотрении возражений, а именно, недействительным может быть признан патент, действие которого на момент рассмотрения соответствующего вопроса Роспатентом было прекращено, а также недействительным может быть признано предоставление правовой охраны товарному знаку, правовая охрана которого на момент рассмотрения соответствующего вопроса Роспатентом прекращена.

В докладе были освещены некоторые аспекты рассмотрения заявлений о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с его неиспользованием после введения в действие части четвертой Кодекса. Основное внимание было сосредоточено на понятии заинтересованного лица и отмечены сложности, возникающие в правоприменительной практике палаты по патентным спорам. В этой связи Роспатентом издано Информационное письмо от 20.05.02 № 3, в котором прописаны критерии отнесения лица, подавшего заявление, к заинтересованным.

Обращено внимание на то, что ко всем товарным знакам вне зависимости от даты их регистрации или даты подачи заявки, применяется трехлетний срок неиспользования, предшествующий дате подачи заявления о неиспользовании товарного знака (пункт 2.4 Постановления).

Докладчик также остановился на процедуре внесения изменений в материалы заявки на стадии рассмотрения возражения на решение по заявке на товарный знак.


А. А. Робинов (заместитель заведующего отделом ФГУ ФИПС) в докладе «Практика Верховного Суда Российской Федерации по рассмотрению дел о признании недействующими нормативно-правовых актов Роспатента» коснулся вопроса об обжаловании в суде нормативных актов гражданами или организациями в случае, если они полагают, что тот или иной нормативный акт нарушает их права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами.

Были приведены примеры из практики рассмотрения дел в Верховном Суде Российской Федерации, связанных с оспариванием такого нормативного правового документа как Правила подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам. При положительном результате рассмотрения заявлений граждан Верховный суд Российской Федерации своим толкованием в ряде случаев дополнил правовое содержание норм и тем самым устранил возможность иного её толкования. Подводя итог, докладчик отметил важность практики, формируемой Верховным Судом Российской Федерации, когда каждое его решение помогает не только уяснить правильное применение норм, но и устранить существующие пробелы, которых даже в новом законодательстве немало.


А. Е. Сычев (заместитель заведующего отделом ФГУ ФИПС) – «Оценка судом обстоятельств, возникающих после вынесения решения Роспатента при его оспаривании».

Данный доклад основан на значительной практике Отдела судебного представительства ФГУ ФИПС и посвящен рассмотрению некоторых обстоятельств, возникающих после вынесения Роспатентом решения, а также оценки таких обстоятельств судами.

Докладчик отметил, что в процессе рассмотрения заявлений в суде зачастую появляются обстоятельства, не существовавшие на момент вынесения Роспатентом оспариваемых решений, и существование таких обстоятельств на момент вынесения Роспатентом решений могло явиться причиной для вынесения Роспатентом противоположных решений. Но при рассмотрении таких заявлений в суде оцениваются обстоятельства, существовавшие на момент принятия оспариваемых решений.

Приведены примеры оценки судом обстоятельств, связанных с отчуждением (ранее - уступка) заявителю противопоставленных товарных знаков, связанных с предоставлением заявителю письма-согласия от правообладателя противопоставленного товарного знака, а также связанных с досрочным прекращением противопоставленных товарных знаков.

Подводя итог, докладчик подчеркнул, что, рассматривая дело о признании недействительным решения Роспатента, суд устанавливает, соответствует ли это решение, вынесенное с учетом обстоятельств на момент его принятия, закону. Такая позиция судов соответствует действующему процессуальному законодательству.


Г. В. Разумова (заведующая отделом ФГУ ФИПС) в докладе «Особенности рассмотрения в судебном порядке, связанных с предоставлением и оспариванием правовой охраны изобретений и полезных моделей» отметила, что многие правовые проблемы, существовавшие в ранее действовавшем законодательстве, сохранили свою актуальность и в настоящее время. Рассмотрены некоторые проблемы, связанные с оспариванием правомерности выдачи патента на изобретение и полезную модель в Палате по патентным спорам и в судах. Рассмотрен пример, согласно которому признаются недействительными полностью патенты на группу изобретений в случае непатентоспособности одного из них. Причем нередко это имеет место в случае непредставления в Палату по патентным спорам заявителем измененной формулы. В связи с оспариванием в Верховном суде Российской Федерации пункта 5.1. Правил Палаты по патентным спорам, в соответствии с которым внесение изменений в формулу изобретения может быть произведено только с согласия всех обладателей патента, Верховный суд указал, что норма названного пункта не противоречит ни Гражданскому кодексу, ни Конституции Российской Федерации.

Другая ситуация, рассматриваемая в докладе, касалась возражений против выдачи патента на полезную модель. Сложность таких споров заключается в том, что именно суд сталкивается с необходимостью определять, какие из признаков формулы являются существенными, а какие нет, так как экспертиза заявленной полезной модели на соответствие условиям патентоспособности не проводится. Часто в подобных процессах возникают вопросы, требующие знаний не только действующего законодательства в данной сфере, но и специальных познаний, а также практики патентной экспертизы, которыми действующие гражданские и арбитражные суды не обладают.

Подводя итог сказанному, докладчик отметил, что в настоящее время проблемы, связанные с охраной промышленной собственности в России, всё большее связаны не с принятием новых законов, а с правоприменением. В этой связи создание Патентного суда в Российской Федерации послужит важным шагом обусловливающим развитие правоприменительной системы, способствующим процессу интеграции России в мировую экономику, в которой результаты интеллектуальной деятельности имеют все большее значение.


Н. В. Ложкина и Г. В. Разумова ответили на многие вопросы участников.

Последовавшие вопросы касались оспаривания предоставления правовой охраны товарному знаку в случае отсутствия субъекта права на товарный знак, понятия «заинтересованное лицо», оспаривания срока действия патента, публикаций на сайте решений палаты по патентным спорам, содержащих оценку заинтересованности лица, подавшего заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака.

Руководителем Роспатента Б. П. Симоновым была внесена ясность в отношении многих вопросов. В частности, он сообщил, что отсутствие публикаций вызвано техническими причинами и указанный недостаток будет незамедлительно устранен путем размещения на сайте всех решений. Им также было отмечено, что при решении каждого конкретного спора следует учитывать, что требование законодательства о возможности подачи заявления о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака лишь заинтересованным лицом не освобождает правообладателя от необходимости использования товарного знака в гражданском обороте и обязанности доказывания такого использования. Б. П. Симонов особое внимание обратил на необходимость представления документов по заинтересованности одновременно с подачей заявления/возражения, что напрямую следует из положений Кодекса. Именно в таком направлении будет складываться правоприменительная практика палаты по патентным спорам. При этом он подчеркнул, что ответственность за достоверность предоставляемых сведений о заинтересованности лежит на заявителе.

Руководитель Роспатента дал также разъяснение по вопросу о праве заявителя вносить изменение в формулу изобретения в процессе делопроизводства в палате по патентным спорам, при условии, что такое изменение позволяет сохранить патент. В любом случае ходатайство о внесении изменений должно исходить от заинтересованной стороны, коллегия вправе только предложить внести изменения.

На этом секция и круглый стол завершили свою работу.

7. По завершении работы секций и круглых столов состоялось заключительное пленарное заседание, работой которого руководили Б. П. Симонов и С. А. Горленко.

В работе заседания приняло участие примерно 250 человек.

Было сделано 4 доклада.

С первым докладом «Введение в Ускоренное патентное делопроизводство (РРН)» выступил Футоши Ясуда (патентное ведомство Японии).

Докладчик продолжил тему, касающуюся системы РРН, о которой на первом пленарном заседании в своих докладах упоминали Б .П. Симонов и А. Л. Журавлев, и остановился на преимуществах, которые предоставляет система РРН, в условиях постоянного роста количества подаваемых в мире заявок как в традиционно лидирующих в этой области странах (США, Япония, Германия), так и в странах Северо-Восточной Азии (в особенности в Корее и Китае).

Все большее число заявителей хочет получить патенты в нескольких странах, и происходит дублирование работы ведомств. Система РРН позволяет снизить рабочую нагрузку на ведомства за счет разделения труда между ними.

Инициаторами системы явились США и Япония, осуществившие с 2006 по 2008 гг. первую Пилотную программу ускоренного патентного делопроизводства. В настоящее время заявки по указанной системе рассматривают уже 11 патентных ведомств.

Докладчик подчеркнул преимущества системы: для заявителей - быстрое получение патента, экономическая эффективность и повышение качества патента. Для патентных ведомств - сокращение времени рассмотрения заявок и снижение задолженности по нерассмотренным заявкам, а также уменьшение трудозатрат по проведению экспертизы (рабочей нагрузки).

С 2008 года ведущие патентные ведомства во главе с Японией объединились для выработки стандартных требований, предъявляемых заявителю в рамках системы РРН, объединение получило название «Многостороннее ускоренное патентное делопроизводство» ( РРРН).

Роспатент и Япония запустили Пилотную программу в 2009 году. Докладчик отметил, что одна из целей его визита – дальнейшее продвижение этой инициативы.


Е. А. Уткина (заведующая отделением ФГУ ФИПС) докладом «Новые тенденции развития кооперации в рамках мировой патентной системы», завершая начатую Б. П. Симоновым серию докладов, касающихся РРН, дополнила Ф. Ясуду.

Она отметила, что хотя Роспатент не имеет задолженности по рассмотрению заявок, как Япония, но и Российское ведомство столкнулось с проблемой увеличения год от года нагрузки на каждого действующего эксперта, что делает привлекательным использование системы разделения труда между экспертами.

Докладчик поясняет и иллюстрирует технологию действия системы. Ведомство первой подачи (ВПП) проводит экспертизу заявки по существу, включая информационный поиск, и если изобретение признается патентоспособным, заявитель может обратиться в ведомство второй подачи (ВВП) с просьбой рассмотреть заявку по существу по ускоренной процедуре, при этом ВВП получает полный отчет о делопроизводстве в ведомстве первой подачи. Таким образом, заявитель получает возможность оперативно получить патент не только в своей стране, но и за рубежом, что особенно важно в условиях глобализации мировой экономики.

Докладчик отметила, что помимо соглашения с Японией подписано аналогичное соглашение с Корейским ведомством. Готово для подписи соглашение с США и к концу года планируется подписать соглашение с Германией.


Представитель патентного ведомства Хорватии – Желько Топич, поблагодарив Оргкомитет и лично Б.П. Симонова за приглашение принять участие в работе Конференции, выступил с докладом «Национальные системы интеллектуальной собственности в республике Хорватии».

Докладчик подчеркнул, что страна очень пострадала в результате деиндустриализации Югославии. После объявления независимости в стране были приняты законы об интеллектуальной собственности. Стратегическая задача для Хорватии: во-первых, гарантировать такой же уровень защиты интеллектуальной собственности, какой существует в Европе; во-вторых, обеспечить улучшение использования интеллектуальной собственности как средства для экономического и культурного роста. Главное - найти соотношение между затратами и выгодами для общества.

Отмечено, что задачей патентного ведомства Хорватии является создание национальной системы охраны интеллектуальной собственности и обеспечение общественности информацией по ее коммерческому использованию. Другая важная задача - обучение персонала и специалистов.


В. Я. Мотылева (заведующая кафедрой Промышленной собственности РГИИС) в докладе «Проблемы гармонизации в области патентного права» коснулась проблем, с которыми сталкивается патентное законодательство в связи с появлением новых технологий.

Биологические материалы, трансгенные живые материи, бизнес-методы, компьютерные программы - только часть примеров, в отношении которых развернулись острые дебаты в контексте предварительного Договора о материальном патентном праве (SPLT).

Приоритетным в контексте Договора SPLT является вопрос о пределах действия исключительных патентных прав, преследующих цель соблюдения баланса прав между законными интересами правообладателей и законными интересами третьих лиц.

Ряд стран, в т.ч. и Россия, в своих национальных законодательствах предусматривает определенные исключения и ограничения исключительных прав. Особое внимание уделяется исключениям в исследовательской сфере. Эти исключения рассматриваются как защитные механизмы внутри патентной системы, в наибольшей степени их использование связано с областью здравоохранения. Однако вопрос о том, какие действия следует считать предпринятыми в экспериментальных или исследовательских целях, в разных странах решается по-разному. В частности, в российском законодательстве употребляются термины и «научное исследование» и «эксперимент», однако, раскрытие этих понятий не дается ни законодательством, ни практикой.

В настоящее время данное положение является предметом острых дискуссий по поводу направления его гармонизации. Ситуация усложнилась в связи с введением в законы ряда стран, так называемого «Исключения Болар», признаваемого Соглашением ТРИПС, позволяющего устанавливать все научные и регламентирующие правила регистрации лекарства-дженерика в период действия патента. Однако способы встраивания его в национальные законодательства различаются.

Таким образом, процесс гармонизации пошел по пути расширения круга действий, подпадающих под исключение из патентных прав, предоставив третьим лицам инструменты для дальнейшего развития технического и технологического прогресса. Исследование этой проблемы требует дальнейшего тщательного изучения.


Завершая работу конференции, руководитель Роспатента Б. П. Симонов в заключительном слове отметил, что и научно-теоретическая и научно-практическая части конференции удались. Судя по активности участников, проявляемой и на пленарных заседаниях, и на заседаниях секций и круглых столов, по их выступлениям и вопросам, конференция вызвала неподдельный интерес у участников. Б. П. Симонов поблагодарил всех участников за эту активность. Отдельно была выражена благодарность представителям международных организаций и коллегам из других ведомств за участие в работе.

Б. П. Симонов поблагодарил председателя С. А. Горленко, переводчиков и организаторов, обеспечивших высокий уровень проведения конференции.


8. Помимо докладов и выступлений на конференции проходил активный обмен информацией и мнениями в неформальной обстановке.

Содержание докладов было опубликовано в сборниках, которые раздавались участникам конференции.


9. Отличительными особенностями прошедшей конференции явились:

- то, что она проходила в условиях действия Административных регламентов;

- то, что на ней значительное внимание было уделено стратегическим вопросам, взглядам в будущее.


Это обстоятельство вызвало огромный интерес со стороны широких слоев специалистов в области охраны интеллектуальной собственности, патентоведов, изобретателей и организаций, занятых инновационной деятельностью, о чем свидетельствует значительное общее число участников, количество представленных регионов и промышленных предприятий, активная работа секций и круглых столов.


10. Большое число участников конференции, широкое представительство регионов Российской Федерации, некоторых ведомств, общественных организаций, прессы, участие в конференции представителей международных организаций и зарубежных стран, интерес, который проявили участники к докладам, активное участие в обсуждении многих вопросов свидетельствует о важности и актуальности проведения конференции. Об этом говорили и многие участники в неформальной обстановке. Участники считают полезным проведение таких конференций и в дальнейшем.

11. Полезная информационная поддержка при подготовке и во время работы конференции оказана со стороны средств массовой информации, в частности, журналов «Патенты и лицензии» и «Интеллектуальная собственность», «Имущественные отношения в РФ», «В курсе правового дела».

12. В свободное время участникам была предоставлена возможность ознакомиться с Музеем Роспатента. Для гостей столицы вечером 8–го октября была организована экскурсия в «Храм Христа Спасителя».



Вы находитесь на новом сайте ФИПС.