Размер шрифта Цветовая схема Изображения
// / Переходный период: изыскание внутренних резервов, начало подготовки новых законодательных актов, начало автоматизации, строительство и освоение нового здания (1980-1990 гг.)
Переходный период: изыскание внутренних резервов, начало подготовки новых законодательных актов, начало автоматизации, строительство и освоение нового здания (1980-1990 гг.)

zd_30_1.jpgОсновные проблемы, которые назрели к концу 70-х годов и требовали решения в 80-х годах, были перечислены в предыдущем разделе . В процессе работы, естественно, возникали новые трудности и ставились новые задачи.

В этот период достигнуто пиковое значение поступления заявок на изобретения – почти 200 тыс. в 1987 г. (а с учетом заявок на товарные знаки и промышленные образцы – более 200 тыс.).

Такой объем работ в условиях жесткого лимита штатной численности привёл к практически двукратной перегрузке штатного экспертного состава, при этом резко возросла и доля работ, выполняемых привлеченными специалистами-экспертами.

Вместе с тем следует обратить внимание, что при жестком лимите штатной численности проблем с подбором кадров (в том числе из НИИ, с производства) в тот период не было – специалисты ожидали появления в Институте вакансий, которые появлялись крайне редко и быстро заполнялись (это – кадровая специфика того периода).

Важно обратить внимание на то, что целая армия привлеченных для экспертизы специалистов (их количество исчислялось тысячами) создавала немалые трудности в решении задач повышения качества экспертизы и сокращения сроков рассмотрения заявок. Это связано с тем, что они, будучи в своем большинстве хорошими специалистами на основной работе (в том числе и с учеными степенями), не имели достаточной подготовки и квалификации в вопросах патентной экспертизы. При этом, учитывая их занятость по основной работе, трудно было организовать их централизованное и обстоятельное обучение, а также, при больших объемах рассматриваемых ими заявок, осуществлять стопроцентный контроль за качеством проводимой ими экспертизы.

Следует попутно подчеркнуть ещё одно обстоятельство: международные организации, зарубежные патентные ведомства и отдельные патентные поверенные неоднократно ставили вопрос о том, что нельзя привлекать для проведения экспертизы специалистов из НИИ, КБ, вузов и прочих организаций, так как заявленные предложения еще не имеют правовой охраны, а эта информация может использоваться специалистами в своих целях.

Однако перечисленные выше обстоятельства приводили, во-первых, к затягиванию делопроизводства по большому числу заявок (общие сроки рассмотрения значительного числа заявок до принятия окончательного решения превышали 3 года, особенно по заявкам, поданным от иностранных заявителей, и, как следствие, имел место огромный поток входящей и исходящей корреспонденции), а, во-вторых, к немалому количеству жалоб и протестов со стороны как заявителей, так и третьих лиц.

Вместе с тем требования к срокам рассмотрения заявок и к качеству экспертизы не ослаблялись, а росли. В частности, руководством Госкомизобретений перед Институтом была поставлена очень сложная задача: несмотря на все имеющиеся трудности и большие объемы заявок в короткие сроки принять решительные меры по завершению экспертизы по заявкам, сроки рассмотрения которых затянулись на несколько лет, и добиться сокращения общего среднего срока рассмотрения заявок.

На отмеченные выше кадровые трудности, а также на проблемы, связанные с большим объемом рассматриваемых заявок, накладывалась нехватка площадей как для размещения сотрудников, так и для установки техники, хранения текущих заявок, информационных материалов и документации. Это также отрицательно сказывалось на эффективности и качестве работы.

С учетом всего сказанного был проведен комплекс мероприятий, направленных на изыскание внутренних резервов:

  • совершенствовались технология экспертизы и ее информационное обеспечение;
  • введена в эксплуатацию 1-я очередь автоматизированного банка данных (АБД) ВНИИГПЭ, позволившая наладить учет всех видов работ и документации по экспертизе и решить ряд дополнительных задач в системе управления;
  • сформированы специальные патентные фонды для экспертизы изобретений (ФГЭИ), промышленных образцов (ФГПО) и товарных знаков (ФГТЗ), которыми эксперты пользуются и сейчас;
  • разработаны и постепенно введены в действие научно обоснованные нормативы времени и соответствующие им нормы выработки на экспертные виды работ;
  • совершенствовалась система оценки деятельности подразделений и сотрудников;
  • Институт перешел на новую систему оплаты труда, введенную правительством для научных учреждений;
  • впервые была создана самостоятельная служба, а затем отдел контроля и анализа качества экспертизы (ОКиА) под руководством Ю.Н. Гусева, причем на ОКиА были возложены и функции организации обучения;
  • на отдел методологии была возложена функция анализа и предварительной оценки всей корреспонденции, поступающей на имя директора Института (функция была возложена на Ю.М. Разаренову);
  • в 1987 г. было завершено строительство и введен в действие новый корпус (Бережковская наб., дом 30, корп. 1), что при острой нехватке площадей имело очень важное значение.

Большое значение для достижения поставленных целей имела впервые разработанная и успешно реализованная в 1986-1990 гг. Комплексная программа повышения качества государственной научно-технической экспертизы и совершенствования организации ее процессов на XII пятилетку, в разработке которой большую роль сыграл А.Д. Корчагин.

Для решения задачи сокращения сроков рассмотрения заявок была проделана очень большая работа. Прежде всего, была разработана специальная программа выявления заявок с длительными сроками рассмотрения и с помощью АБД осуществлена инвентаризация всех соответствующих заявок, а списки переданы в отраслевые экспертные отделы (списки постоянно корректировались). Директор Института лично осуществлял контроль за этим процессом, и регулярно обсуждение хода выполнения этой задачи осуществлялось на расширенном заседании дирекции.

Важно подчеркнуть, что, поскольку действующая законодательная база в направлении правовой охраны изобретений и других объектов промышленной собственности уже не отвечала требованиям времени и мировым стандартам, то именно в этот период начата разработка проектов многих новых законодательных актов. В связи с этим необходимо принять во внимание роль научной деятельности в Институте.

Прежде всего, следует отметить, что между традиционной научной деятельностью Института, связанной с исследованиями в области права и информационных технологий, и экспертизой существует тесная связь, своего рода динамичный взаимообратный процесс: наука решает проблемы правового регулирования экспертизы и информации, выдавая рекомендации, методики проведения экспертизы и предложения по совершенствованию нормативной базы и поисковых процессов, а экспертиза выявляет в ходе практики проблемные ситуации и нерешенные вопросы, которые служат основанием для проведения новых исследований.

Опыт подготовки проектов законодательных актов в области охраны интеллектуальной собственности, дополнений и изменений к ним показывает важность базовых научных исследований, позволяющих убедительно обосновывать эти документы, опираясь на объективный анализ мирового опыта, в том числе ведущих патентных ведомств, включая ЕПВ. Опыт проведения работ в области информационного обеспечения и компьютеризации также показал эффективность использования НИР для модернизации Роспатента и создания структуры, соответствующей уровню ведущих патентных ведомств. Наряду с этими работами активно проводились и прогнозно-оценочные работы.

Все это подчеркивает важную роль проведения научных исследований по различным направлениям деятельности Института.

В этот период дальнейшее развитие получили и другие стороны научной деятельности: активизировалась работа Научно-технического совета Института (НТС) и нескольких его секций; стали регулярно (раз в пять лет) проводиться научно-практические конференции, которые являются такой формой деятельности, при которой процессы научной, учебной и пропагандистской деятельности в значительной мере практически смыкаются.

С целью обучения новых сотрудников и повышения квалификации опытных была разработана и в 1984 г. введена в действие Единая система обучения и повышения квалификации сотрудников ВНИИГПЭ (ЕСО), представляющая собой комплекс взаимосвязанных мероприятий. Эта система в дальнейшем усовершенствовалась и в обновленном виде действует по сей день.

Этот период работы характерен еще тем, что на Институт были возложены еще две новые функции (как потом оказалось – временные), для чего были образованы и новые подразделения – лаборатории, которым, естественно, были выделены помещения, людские и финансовые ресурсы.

Во-первых, в 1986 г. в структуре Института была создана лаборатория экспертизы заявок на открытия, которая принимала, предварительно рассматривала заявки на открытия, подготавливала по согласованию с Академией наук СССР проекты решений, в том числе о выдаче дипломов на открытия, которые затем передавались в отдел открытий Госкомизобретений (окончательно решения утверждались руководителем Госкомизобретений). Эту лабораторию возглавлял В.В. Потоцкий. В ее создании и работе большую роль сыграл тогда В.В. Сапёлкин, бывший начальник отдела открытий Госкомизобретений.

Во-вторых, в период 1987-1990 гг. была создана и функционировала лаборатория естественных средств лечения (заведующий А.И. Чубаров).

kollag1.jpg  Отметим еще одно новшество этого периода. Наряду с введенными мерами материального стимулирования высоких результатов работы были введены и новые меры морального поощрения опытных и хороших работников: присвоение почетных званий «Почетный эксперт ВНИИГПЭ», «Почетный работник ВНИИГПЭ», «Ветеран труда ВНИИГПЭ» с вручением особо оформленных свидетельств и дипломов.

Нельзя не учесть и то, что вся производственная деятельность в Институте продолжала осуществляться в условиях значительного отвлечения людских ресурсов на работы в совхозе, на овощных базах и т.п.

Резюмируя сказанное, важно подчеркнуть, что, несмотря на все сложности и трудности, и с плановыми заданиями, и с дополнительными работами коллектив Института и в это десятилетие справился. И самое главное, что к концу этого периода были существенно улучшены качественные показатели работы, средний срок завершенных рассмотрением заявок на изобретения сокращен почти вдвое (до 13-14 мес.), планомерно вводились очереди автоматизации и компьютеризации производственных процессов и был построен и освоен новый корпус.

Таким образом, этот период явился, по сути, переходным (мостом между прошлым и будущим): с одной стороны, продолжилось дальнейшее развитие и совершенствование всех форм деятельности и улучшение результатов, достигнутых за первые 20 лет существования Института, а, с другой стороны, готовилась база для работы в будущем в принципиально новых условиях, связанных и с новым законодательством, и с международными соглашениями, и с другими обстоятельствами.

blinnikov.jpg

В перечисленных достижениях этого периода работы Института огромная заслуга принадлежит В.И. Блинникову. Богатый опыт экспертной, руководящей и общественной работы (рядовой эксперт, руководитель экспертного отдела легкой промышленности, председатель профкома, секретарь парткома, заместитель директора Института) очень ему пригодились на посту директора Института, которым он руководил более 10 лет (1979-1990 гг.).

Большую роль в работе Института в этот период сыграли заместители директора Н.П. Шепелев, В.М. Казанков, А.Н. Павловский, Л.К. Комарова, Г.Н. Поляков, В.Г. Поздняков, Ю.Н. Дьяконов, главный инженер, а позже заместитель директора В.В. Варфоломеев. Целесообразно особо отметить заслугу Н.П. Шепелева и О.Л. Алексеевой в создании упомянутой ЕСО.

Важно подчеркнуть и ту огромную роль, которую сыграли в строительстве нового корпуса В.И. Блинников и Г.Н. Поляков (в том числе путем личного участия в субботниках).

В решении проблем развития и совершенствования деятельности Института по отдельным направлениям много потрудились руководители и работники ряда функциональных подразделений.

Так, В.Н. Дементьев, опытный эксперт и руководитель экспертного отдела, впоследствии (в 1981 г.) сменил Г.Н. Анисова на посту руководителя отдела методологии, а в 1984 г. его сменил на этом посту также опытный эксперт и бывший заместитель В.Н. Дементьева В.Б. Талянский. Оба они провели очень большую работу по переработке нормативных и методологических документов в области экспертизы и созданию новых. В этом деле им активно помогали опытные работники – выходцы из экспертных отделов Е.П. Полищук, В.Н. Казакова, Н.Н. Разумовская.

По своим направлениям деятельности важную роль сыграли В.А. Кудрявцев и А.Б. Груздев (совершенствование организационно-технологических процессов), Г.С. Ненахов (вопросы информационного обеспечения), Б.Д. Бедин (разработка и внедрение упомянутой системы АБД), К.Н. Луженовский (деятельность службы контроля качества экспертизы), Г.В. Огнев (налаживание работы в планово-экономическом направлении). Кадровую службу в этот период возглавляли сначала Т.А. Замлынская (участник ВОВ), а затем – Л.П. Воронцова. В развитии научной деятельности немалая заслуга принадлежит ученому секретарю Института А.В. Волкову.

Развитие и совершенствование работы филиала Института осуществлялось под руководством его директора Ю.А. Соловова.

В развитии и совершенствовании процессов экспертизы немалую роль сыграли также руководители ряда экспертных отделов Г.Н. Бахтюкова, А.А. Кухтиков, А.Г. Майстренко, В.Д. Назина, А.И. Обух, В.Н. Ратайко, С.В. Рыжих, С.Р. Санамова, В.В. Тихонов, В.М. Троицкая, А.Е. Ульянова, Г.Д. Шевченко и И.Ф. Шкрадюк, которые к тому же были активными членами НТС и его секций.

Возвращаясь к вопросу о взаимодействии Института с центральным аппаратом Госкомизобретений, следует отметить, что в целом эти связи значительно ослабли (особенно после ликвидации там отраслевых отделов). Однако Институту немалое внимание уделяли Председатель Госкомизобретений И.С. Наяшков (возглавивший его с 1982 г.) и его первый заместитель Л.Е. Комаров. Кроме того, работники Института контактировали с отдельными руководителями отделов и специалистами Госкомизобретений (В.Н. Бакастовым, С.А. Горленко, Р.Б. Шабановым и др.).

Однако время шло, ситуация сильно менялась: не отвечала требованиям времени форма защиты изобретений преимущественно авторскими свидетельствами, стало резко снижаться количество поступающих заявок, изживала себя система проведения огромного объема экспертизы заявок силами привлеченных специалистов (совместителей и нештатников), требовалось более активное внедрение компьютеризации всей работы. Взаимодействие Института с другими организациями Госкомизобретений (ВПТБ, ВНИИПИ и др.), которые являлись самостоятельными юридическими лицами, не позволяло обеспечить эффективного совершенствования единого для системы Роспатента технологического производственного процесса и разумного использования людских и финансовых ресурсов.

Назревали значительные изменения, приближался крутой поворот.


Вы находитесь на новом сайте ФИПС.