Размер шрифта Цветовая схема Изображения
// / Период большой государственной, законодательной и структурной реорганизации: радикальные преобразования, создание и становление ФИПС (1990-2000 гг.)
Период большой государственной, законодательной и структурной реорганизации: радикальные преобразования, создание и становление ФИПС (1990-2000 гг.)

3dir.jpg

Значительные изменения в жизни Института начались в 1991 г., когда Верховный Совет СССР принял Законы СССР «Об изобретениях в СССР», «О промышленных образцах» и «О товарных знаках и знаках обслуживания». Эти законы, подготовка проектов которых осуществлялась в Госкомизобретений при активном участии Института уже в 80-е годы, кардинально меняли существовавшую до этого систему: вводилась единая патентная форма охраны изобретений и промышленных образцов (охрана авторскими свидетельствами отменялась), расширялся и круг объектов защиты охранными документами.

После распада СССР и образования Комитета по патентам и товарным знакам (Роспатент) Институт совместно с Роспатентом продолжил эту работу. Оперативно были подготовлены и в конце 1992 г. приняты законы Российской Федерации в области охраны промышленной собственности: Патентный закон Российской Федерации и Закон Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров». В этих законах сохранились основные принципы законодательства СССР 1991 г. Однако впервые в отечественной практике Патентным законом РФ вводится новый объект, охраняемый патентом – полезная модель. Тем не менее уже в 2003 г. в Патентный закон РФ были внесены изменения и дополнения.

Кардинальные изменения законодательства в сфере охраны объектов промышленной собственности в начале 90-х годов привели к первым серьезным трудностям в работе Института:

  • прежде всего потребовалась оперативная разработка большого числа подзаконных актов и методических рекомендаций;
  • возникла необходимость в краткие сроки организовать обучение работников новым нормам;
  • большинству экспертов пришлось на практике преодолевать сложный психологический барьер, связанный с принципиальной разницей проведения экспертизы и вынесения решений по заявкам на авторские свидетельства (по старому законодательству) и на патенты;
  • большие сложности (и порой путаница) возникали на практике в связи с тем, что в переходный период на заявки, поданные до принятия Патентного закона РФ, действовали ещё старые нормы;
  • пришлось перестраивать (и даже многократно) работу недавно введенной АБД.

В этот период произошел заметный спад изобретательской деятельности, связанный, с одной стороны, с переходным периодом в экономике страны, а, с другой стороны, - с упомянутым кардинальным изменением законодательства, отменившего, в частности, бесплатную подачу заявок на объекты промышленной собственности. Эти обстоятельства привели к резкому сокращению поступления заявок на изобретения, начавшемуся еще в конце 80-х годов (например, если в отдельные годы предыдущего периода количество заявок на изобретения составляло около 200 тысяч в год, то в этот период их поступление было на порядок меньше и порой было менее 20 тысяч в год). Происходил и отток значительной части квалифицированных специалистов из Института. Остро встала и проблема финансирования.

Следует обратить внимание на то, что именно в начале 90-х годов произошло еще одно кардинальное изменение: полный отказ от услуг приглашенных для экспертизы специалистов со стороны. О сложностях, связанных с работой многотысячной армии сторонних специалистов, говорилось ранее. Однако новое законодательство и резкое сокращение количества подаваемых заявок позволили поставить точку в этом вопросе: впервые вся экспертиза была передана в руки только штатных профессиональных экспертов Института.

В то же время происходила неоднократная реорганизация и смена названий как государственного патентного ведомства (его сокращенное название – Роспатент – сохранилось и по сей день), так и Института. Однако коренные преобразования Института произошли после выхода постановления Правительства России от 19 сентября 1997 г. №1203, в соответствии с которым на базе подведомственных Роспатенту ВНИИГПЭ, Управления прав промышленной собственности и Производственного предприятия «Патент» путем их слияния образовано государственное учреждение – Федеральный институт промышленной собственности (ФИПС) с присоединением к нему в качестве структурных подразделений Всероссийской патентно-технической библиотеки (ВПТБ) и Российского агентства по правовой охране программ для электронных вычислительных машин, баз данных и топологий интегральных микросхем (РОСАПО) и передачей из реорганизованного Всероссийского научно-исследовательского института патентной информации (ВНИИПИ) функций по выпуску бюллетеней и других официальных изданий. В соответствии со своим Уставом ФИПС является правопреемником ВНИИГПЭ, ВПТБ, РОСАПО и «Патента», что дает основание считать 22 июля 1960 г. днем рождения Института: ВНИИГПЭ – ФИПС.

Цель этих структурных преобразований:

  • исключить дублирование и параллелизм в деятельности подведомственных организаций;
  • сократить лишние звенья и повысить управляемость, реализовать единую сквозную технологию от получения заявок до публикации сведений об охранных документах;
  • обеспечить эффективное управление всем процессом предоставления правовой охраны объектам промышленной собственности, рационально использовать бюджетное финансирование;
  • сконцентрировать все технологические процессы на одной территории, находящейся в федеральной собственности;
  • сократить излишнюю численность работников подведомственных организаций, которая не была обеспечена ни объемами работ, ни финансированием.

Одновременно повысился статус Института. Согласно Уставу ФИПС Институт создан «для осуществления работ, связанных с реализацией Роспатентом функций государственного патентного ведомства в части предоставления охраны прав…» на объекты промышленной собственности, а также в некоторых других сферах деятельности. В Уставе также записано, что «Институт выполняет отдельные функции, закрепленные законодательством Российской Федерации за Роспатентом, по его заданиям». Тем самым подчеркивался статус Института как головной организации Роспатента.

Прошедшие в начале десятилетия в нашей стране события, связанные с ними проблемы финансирования, частая смена руководителей и патентного ведомства (Госпатента, Роспатента), и Института (директора за 10 лет менялись четыре раза) не могли не сказаться негативно на работе Института: произошло снижение роли систем планирования работ, контроля качества экспертизы, ухудшение нормативной и технологической базы.

В дальнейшем кризисные явления, связанные с упомянутыми и иными объективными причинами начала 90-х годов, удалось преодолеть. Немалую роль сыграло то обстоятельство, что впервые Правительство России разрешило использовать значительную часть патентных пошлин по их прямому назначению – на финансирование и развитие патентного ведомства в целом и Института как его основной структурной части. Кроме того, положительным образом сказалось и введение должности государственных патентных экспертов.

Однако в период 1997-1998 гг. возникли новые проблемы, связанные с упомянутой выше реорганизацией Института и созданием на базе нескольких организаций Роспатента нового института – ФИПС. Институт начал жизнь в новых условиях. Кардинально изменилась его макроструктура. Резкое сокращение количества поступающих заявок привело к значительному сокращению численности экспертного состава, ликвидации ряда отделов и объединению множества тематик в меньшем числе подразделений.

Важно обратить внимание, что в результате прошедшей в 1997 г. упомянутой реорганизации в новом Уставе Института были закреплены не только основные функции ВНИИГПЭ, но и принципиально новые функции, которые ранее были закреплены за ВПТБ, Производственным предприятием «Патент» и другими вошедшими в ФИПС организациями, в соответствии с которыми, в частности, Институт:

  • комплектует Государственный патентный фонд и организует на его основе библиотечно-библиографическое, справочно-информационное и научно-методическое обслуживание заинтересованных организаций, должностных лиц и граждан;
  • готовит для публикации сведения о принятых к рассмотрению заявках на изобретения и о выданных охранных документах на изобретения, полезные модели и промышленные образцы;
  • принимает заявки на официальную регистрацию программ для ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем и проводит проверку соответствия этих заявок требованиям, установленным законодательством;
  • выпускает официальные бюллетени со сведениями об объектах промышленной собственности, являющиеся периодическими изданиями, и другие официальные издания Роспатента;
  • осуществляет контроль за действием охранных документов на объекты промышленной собственности и публикует сведения о прекращении их действия.

Новые функции, новые задачи и новая структура естественно требовали изменения всей технологии производственного процесса, налаживания новых связей (технологических и людских) между структурными подразделениями.

При этом не снижалась необходимость все более активной автоматизации и компьютеризации производственных процессов (в условиях дефицита средств) – требование и времени, и международных соглашений.

К этому следует добавить, что в этот период произошел переезд центрального аппарата Роспатента и ряда подразделений бывшего ВНИИПИ в помещения Института. Это обстоятельство обострило нехватку рабочих помещений.

Описанные обстоятельства сделали работу Института в этот период крайне трудной, неустойчивой и напряженной. И тем не менее все кризисные явления и проблемы удалось не только преодолеть, но к концу десятилетия во многом сделать существенные шаги вперед.

В целом к концу этого десятилетия было выполнено следующее:

  • структура Института приведена в соответствие с решаемыми задачами и новыми функциями;
  • отрегулирован новый производственно-технологический процесс и налажено взаимодействие всех структурных подразделений нового Института с учетом новой технологии и решаемых задач;
  • полностью переработаны все нормативные и методические документы по составлению, подаче и рассмотрению заявок на выдачу охранных документов на объекты промышленной собственности;
  • разработаны новые распорядительные и нормативные документы, регламентирующие сложную организационно-технологическую деятельность Института в новых условиях работы;
  • в рамках комплексной программы компьютеризации Роспатента разработаны новые программные средства для Института;
  • возрождены системы перспективного и текущего планирования и контроля качества основных работ;
  • начато строительство нового десятиэтажного корпуса (рядом с корпусом ВПТБ);
  • налажена система обучения и повышения квалификации работников Института (прежде всего экспертного состава) в условиях действия новых нормативных документов, новой структуры Института и нового технологического процесса;
  • проведена аккредитация Института как научной организации;
  • экспертиза перешла на планирование работы по «завершенному делопроизводству».
seminar1.jpg

Учитывая полученный Институтом официальный статус научной организации, а также принимая во внимание, что научная деятельность Института, регламентированная рядом положений его Устава, лежит в основе других направлений деятельности, остановимся на этом подробнее.

Научная деятельность в Институте после некоторого спада в предыдущие годы (в силу ряда упомянутых выше объективных причин) в 1997 г. оживилась и стала набирать всё большие обороты. Произошла системная перестройка планирования и ведения НИР. В этот период был разработан пакет нормативных документов - порядков, регулирующих различные стороны научной деятельности в системе Роспатента. Было разработано и утверждено новое Положение об НТС и обновлен состав НТС ФИПС, развернута структура секций НТС, урегулирован порядок их работы и налажено его тесное сотрудничество с НТС Роспатента.

Дальнейшее развитие получили исследования, направленные на совершенствование законодательства в области охраны объектов промышленной собственности, развитие компьютеризации и информационных технологий, а также на решение экономических проблем, связанных с правовой охраной.

Результаты НИР докладывались на разных конференциях и семинарах. Их роль, значение в деятельности отечественного патентного ведомства определяются прежде всего тем, что они охватывают большой и разнообразный контингент участников: руководители и специалисты системы Роспатента, патентные поверенные, патентоведы, изобретатели, представители государственных структур, судебных органов, вузов, академических и научно-исследовательских институтов, а также представители ряда международных организаций (прежде всего ВОИС, ЕПВ, ЕАПВ) и иностранных государств. На конференциях и семинарах силами руководителей и специалистов системы Роспатента, преимущественно Института, производится доведение до участников информации и разъяснений по многим вопросам, связанным с деятельностью Роспатента, а также осуществляется активный обмен практическим опытом по обсуждаемым вопросам. И этот взаимный процесс обмена информацией важен и полезен для всех участников.

Ранее уже кратко упоминалось о проведении конференций в те периоды. Однако, начиная с 1997 г., Роспатент вышел на новый количественный и качественный уровень проведения конференций. Их значимость и охват участников возросли, некоторые организуемые Роспатентом конференции стали традиционными ежегодными и по своему характеру международными.

Первая такая конференция, проведенная в октябре 1997 г., заслуживает особого внимания прежде всего потому, что такое масштабное мероприятие организовывалось Роспатентом впервые. Эта конференция положила начало традиции: ежегодно в первой половине октября проводить конференции Роспатента по различным актуальным проблемам. Опыт ее проведения с учетом пожеланий специалистов дал толчок для организации в дальнейшем других конференций, форумов, семинаров по более конкретным частным и порой узким вопросам (в основном – в помещениях Института).

Важно подчеркнуть, что опытные специалисты Института стали играть главную роль в подготовке и проведении организуемых Роспатентом или при его участии конференций, форумов, семинаров и круглых столов.

С марта 1998 г. традиционными стали также конференции и круглые столы, организуемые Институтом по заданию руководства Роспатента в рамках Московского международного салона промышленной собственности «Архимед» (первое проведение этого салона состоялось на территории ВВЦ). А в 2000 г. состоялся первый Московский международный форум по интеллектуальной собственности, организованный и проведенный Роспатентом совместно с Всемирной организацией интеллектуальной собственности (ВОИС).

stend.jpg

Работники Института принимали активное участие и во многих других мероприятиях, имеющих пропагандистскую и образовательную направленность, - салонах, выставках, конференциях, проводимых не только в Москве, но и в других городах Российской Федерации, а также за рубежом.

Значительную роль в решении стоящих перед Институтом задач и проведении огромной организационной работы сыграли как традиционные функциональные отделы (отдел кадров, планово-производственный отдел, бухгалтерия, отдел организационного и технологического обеспечения), так и созданные в этот период новые подразделения: отдел контроля и анализа деятельности Института (ОКАДИ), отдел аналитических оценок и развития патентной системы, сектор НИР.

Значительна роль работников кадровой службы начала 90-х годов Н.Р. Агеенко и Е.Б. Бурдиной, которые по инициативе А.Д. Корчагина одновременно с огромной текущей работой принимали активное участие в создании первых специализированных программных средств (БД «Прогресс»).

Результаты этой работы позволили, практически до настоящего времени, не увеличивать численности отдела кадров и многократно повысить качество подготавливаемых документов.

Аналогичные работы проводила бухгалтерия и планово-производственный отдел.

Следует обратить внимание на два обстоятельства, которые в определенной мере сопутствовали решению большого числа перечисленных выше важных задач и выполнению планов в описываемый период времени.

Во-первых, в 1992 г. в связи с введением нового законодательства по охране интеллектуальной собственности был прекращен вид деятельности, связанный с выдачей дипломов на открытия, и соответственно в Институте была ликвидирована лаборатория экспертизы заявок на открытия.

Во-вторых, в начале 90-х годов было прекращено отвлечение большого числа трудовых ресурсов на непроизводственные дела (общественные и полуобщественные): направление работников Института на работы в совхоз, на овощные базы, стройки и т.п., на проведение большого числа различных собраний общественных организаций и пр.

Эти обстоятельства способствовали привлечению определенной доли трудовых ресурсов на выполнение основных функций, связанных с правовой охраной объектов промышленной собственности, а также повышению эффективности работы.

Вся огромная работа, проводимая в четвертое десятилетие существования Института, осуществлялась главным образом под руководством А.Д. Корчагина, прошедшего путь от рядового эксперта Института до руководителя отечественного патентного ведомства. А.Д. Корчагин несколько лет непосредственно руководил Институтом в качестве его директора (1990-1992 гг. и 1994-1997 гг.), а с 1997 г. - в качестве Генерального директора Роспатента, курирующего Институт. При этом он долгие годы являлся председателем НТС Института и Роспатента. Именно он являлся идеологом и главным координатором работ по преобразованию ВНИИГПЭ в ФИПС. Именно он являлся научным и организационным руководителем НИР, направленных на разработку или совершенствование нормативных и методологических документов. Именно он являлся инициатором и главным организатором упомянутой выше первой научно-практической конференции Роспатента в 1997 г. и заложил традицию делать эти конференции ежегодно с активным приглашением международных и зарубежных участников. Именно при нем деятельность центрального аппарата Роспатента была, во-первых, территориально совмещена с Институтом, во-вторых, были преодолены организационные и психологические барьеры между Институтом и Роспатентом.

Непосредственным проводником в жизнь планов и решений А.Д. Корчагина был А.Н. Ашихин, также начавший свой путь в Институте рядовым экспертом. Он быстро вырос до высоких руководящих должностей в Институте: был главным инженером и первым заместителем директора Института, а с 1997 по 2004 гг. – директором Института. Именно на его плечи в огромной мере легла работа по организации деятельности Института (ФИПС) после объединения нескольких подведомственных Роспатенту организаций. В связи со структурным и территориальным объединением пришлось проделать немало работ по реконструкции и ремонту зданий и помещений внутри них. А.Н.Ашихин приложил много усилий в деле строительства нового 10-этажного корпуса.

Большая заслуга в организации многих дел в это десятилетие принадлежит Н.П. Шепелеву, бывшему в этот период и заместителем директора, и директором Института (1992-1994 гг.), а с 1997 г. – ученым секретарем (НТС Роспатента и Института). Н.П. Шепелеву пришлось решать сложнейшие проблемы с финансированием, и он с этим достойно справился. После 1997 г. на его плечи легла значительная часть работ по развертыванию проведения НИР и деятельности НТС, созданию для них нормативной базы, организации научно-практических конференций.

Решение всех сложных вопросов, связанных с произошедшим в 1997 г. объединением нескольких подведомственных Роспатенту организаций в один Институт, было бы невозможно без активного участия в этом процессе бывших руководителей этих организаций, возглавивших в новом Институте (ФИПС) соответствующие структурные подразделения. О них – особо.

В.А. Луканин – бывший заместитель директора ВНИИПИ, в Институте стал заместителем директора и руководителем отделения по подготовке официальной информации. Сосредоточение в ФИПС процессов подготовки и выпуска официальных изданий позволило уже в 1998 г. сократить срок публикации по изобретениям с 11 месяцев в начале года до 4,5 месяцев в конце года. Разработанная под руководством В.А.Луканина новая технология создала предпосылки для сокращения в течение первого полугодия 1999 г. сроков подготовки охранных документов. В результате этой работы в 2000 г.: сокращены сроки публикации информации по изобретениям до трех месяцев, а по остальным объектам – до одного месяца с даты передачи документов на публикацию; налажен ритмичный выход всех периодических официальных изданий Роспатента на бумажном и электронном носителях; синхронизированы даты публикации информации в бюллетене и выдачи охранных документов по изобретениям и полезным моделям.

В.И. Амелькина – бывший директор ВПТБ, в Институте стала руководителем отделения ВПТБ. Под ее руководством проводились работы по формированию и ведению государственного фонда патентной документации. Основное внимание уделялось созданию условий для сохранности фонда, информационному обслуживанию государственной экспертизы и оказанию патентно-информационных услуг для обеспечения других категорий пользователей патентной информацией. Осуществлялись работы по оптимизации структуры государственного патентного фонда и перехода к использованию более современных видов носителей информации – оптических дисков, баз данных в информационных сетях Роспатента и в системе Интернет.

А.В. Барбашин – бывший директор предприятия «Патент», в Институте стал руководителем отделения по выпуску официальных изданий. В 1999 г. самым существенным достижением в обслуживании пользователей стало повышение оперативности предоставления официальной информации, обусловленное внедрением новой технологии выпуска официальных изданий. Наряду с сокращением сроков публикации информации в официальных бюллетенях была повышена оперативность предоставления описаний изобретений к патентам Российской Федерации на CD-ROM. В 1999 г. эти диски стали выходить ежемесячно (вместо 6 дисков в 1998 г.). Все усилия ведомства по совершенствованию процессов предоставления официальной информации были оценены потребителями, что проявилось в некотором росте тиражей официальных бюллетеней и значительном росте - на 30% - количества распространенных полных годовых комплектов описаний изобретений на CD-ROM.

Опыт бывших руководителей Управления прав промышленной собственности О.П. Степнова и Российского агентства по правовой охране программ для электронных вычислительных машин, баз данных и топологий интегральных микросхем Л.И. Подшибихина очень пригодился при создании и начале функционирования соответствующих подразделений в Институте (О.П. Степнов в качестве руководителя первого соответствующего подразделения, а Л.И. Подшибихин в качестве заместителя руководителя второго подразделения, во главе которого был назначен М.Н. Фомичев).

Очень пригодился Институту огромный опыт ветерана Госкомизобретений-Роспатента (бывшего секретаря Парткома и начальника отдела) С.А. Горленко, помощника директора Института прежде всего в вопросах, связанных с экспертизой товарных знаков и сходных объектов, а также в деле подготовки и проведения конференций.

Большая нагрузка в этот период легла на заместителей директора Института А.Д. Гвинепадзе, В.Ю. Джермакяна, О.Л. Алексееву.

А.Д. Гвинепадзе, будучи заместителем директора с 1992 г., возглавил (и продолжает возглавлять сегодня) работу по автоматизации производственных процессов и информационному обеспечению.

В.Ю. Джермакян, опытный эксперт и руководитель (несколько лет возглавлял отдел предварительной экспертизы) в периоды 1990-1992 гг. и 1994-2005 гг. был заместителем директора. С 1997 по 2004 гг. длительные периоды исполнял обязанности директора Института. В.Ю. Джермакян курировал многие экспертные подразделения и сыграл важную роль в деле становления работы по созданию в 1997 г. сектора НИР, включая подготовку упомянутой выше первой научно-практической конференции.

О.Л. Алексеева, имеющая богатый опыт проведения экспертизы, работы в отделе методологии, работы в качестве руководителя отдела контроля и анализа деятельности Института (ОКАДИ), как заместитель директора Института (с 1998 г.), курируя отдельные экспертные отделы, главным образом развернула свою деятельность в направлениях обеспечения качества экспертизы, организации процессов обучения и повышения квалификации и организации научной деятельности (как куратор сектора НИР).

40let.jpg

Большую работу в этот сложный переходный период проводили руководители и опытные специалисты функциональных подразделений: Н.Р. Агеенко, Е.Б. Бурдина и В.А. Кудрявцев (финансовые и планово-экономические вопросы), В.Б. Талянский и В.В. Орлова, Е.П. Полищук, В.К. Казакова, Н.Н. Разумовская (нормативное и методологическое обеспечение), А.Б. Груздев (организационно-технологическое обеспечение), И.А. Чикин (ОКАДИ), Г.С. Ненахов и В.В. Максимова (информационное обеспечение), Б.П. Наумов, В.П. Животнев, В.Г. Кривобородов, Т.С. Ковальчук (автоматизация, компьютеризация), Н.С. Орлова (отдел аналитических оценок и развития патентной системы), Г.К. Алексеев (централизованное хранение заявок), А.И. Обух (руководивший многие годы отраслевым экспертным отделом, а в начале 1997 г. возглавивший новое подразделение – сектор НИР). Особо следует отметить и важную роль в этот период кадровой службы, которую возглавляли Ю.М. Разаренова и О.А. Чернуха и в которую влились из ВПТБ и из ППП «Патент» настоящие профессионалы своего дела Л.А. Мельникова, Т.В. Шабаршова и А.П. Минаев.

Руководители многих подразделений, влившихся в Институт из ВПТБ, ППП «Патент» и ВНИИПИ, в конце этого периода также разворачивали деятельность во вверенных им подразделениях (Н.М. Журавлева, О.А. Ворфоломеева, К.М. Мартынова, О.В. Бахвалова, О.И. Косолапов; Е.И. Дайч, Л.А. Михайлова, Т.Б. Харитонова, Б.А.Белицкая, А.А. Молчанова; Н.И. Никифоров, В.М. Червякова, О.Ю. Черкез).

В качестве руководителей экспертных отделов в этот период трудились опытные руководители, в частности: Р.С. Восканян (с 1997 г. руководитель отделения), Л.В. Дымшиц, И.П. Кашкур, Е.А. Молчанова, В.А. Морозов, А.В. Никитин, П.Н. Скулаков, В.И. Семенов, Ю.Г. Смирнов, Т.Б. Шахматова, В.П. Щербатюк.

Эффективная работа такого гиганта, как новый Институт после 1997 г. (более 2,5 тысяч работников) невозможна без четкой работы ряда вспомогательных подразделений, которыми в этот период руководили Т.А. Виноградова, Л.М. Садовая, С.Б. Сонин, В.А. Чернов.

Весь этот сложный период в Институте, в отличие от большинства организаций и предприятий страны, эффективно функционировал профсоюзный комитет, который возглавляла В.А. Юдина, перешедшая на профсоюзную работу с экспертной.

Важно обратить внимание ещё на одно крутое изменение этого периода – изменение взаимоотношений между центральным аппаратом Роспатента и Институтом. Проводимая руководством Роспатента в лице А.Д. Корчагина политика, направленная на то, что Роспатент и подведомственные ему организации – это единый организм, получила в конце этого десятилетия практическое воплощение и в связи с описанным выше объединением нескольких организаций в один Институт, и в связи с территориальным объединением всех подразделений Роспатента, Института и Палаты по патентным спорам. Барьеры, межи в работе в значительной степени стирались, в этом отношении нельзя не упомянуть особенно хорошее взаимодействие многих руководящих, и не только руководящих, работников Института с заместителями генерального директора Роспатента В.А. Мещеряковым, Н.В. Богдановым, В.М. Ушаковым, И.А. Близнецом, с начальниками (и их заместителями) управлений и отделов Н.Р. Агеенко, А.К. Сафроновым, И.В. Лебедевым, Г.А. Негуляевым, М.Н. Орловой, В.Г. Оплачко, Н.В. Крыловой, В.Н. Евдокимовой, А.М. Юферевым, Л.Н. Симоновой.

Естественно много приходилось взаимодействовать с Апелляционной палатой, а затем с Высшей патентной палатой (руководители: Н.С. Попов, бывший заведующий отделом Института, В.А. Мещеряков, Д.Л. Оловянников, Ю.В. Кононенко).

В организации многих мероприятий, в том числе процессов обучения, повышения квалификации, проведения конференций, семинаров осуществлялось взаимодействие с Российским государственным институтом интеллектуальной собственности (РГИИС): с ректорами и проректорами Н.А. Рыбиной, А.В. Кулеминым, А.М. Вилиновым, В.Е. Китайским, заведующим аспирантурой В.П. Черданцевой, деканами, заведующими кафедрами, профессорами Ю.А. Карповой, В.Я. Мотылевой, В.И. Мухопадом, Н.К. Финкель.

Говоря о взаимоотношениях между руководителями Роспатента, Института и руководителями структурных подразделений, о четкости совместной работы, нельзя не упомянуть еще одного замечательного, добросовестного и исполнительного работника К.С. Панкину, которая, имея за плечами опыт работы в Институте, много лет выполняла обязанности секретаря, помощника, референта у директора Института, а сегодня трудится у руководителя Роспатента.

По мере решения огромного количества сложных задач, которые пришлись на последнее десятилетие XX века, к началу нового XXI века перед Институтом возникли новые проблемы. Среди них, прежде всего:

  • доработка федеральных законов в области интеллектуальной собственности и обеспечение условий для вступления их в силу;
  • проведение подготовительной работы и введение в действие положений патентного законодательства о секретных изобретениях;
  • разработка и внедрение новейших информационных технологий, в том числе проведение работ по переходу на безбумажные носители информации;
  • распространение знаний, обучение и повышение квалификации специалистов в области охраны интеллектуальной собственности (в том числе государственных служащих, представителей правоохранительных органов и др.);
  • выполнение Программы сотрудничества Роспатента с регионами;
  • решение кадровых проблем, связанных с постепенным старением коллектива и низкими зарплатами работников;
  • решение очередных проблем с помещениями, вызванных переездом в здания Института работников центрального аппарата Роспатента, РОСАПО и других организаций и необходимостью проведения ремонтных работ, а также с компьютеризацией новых структурных подразделений;
  • к концу этого периода наметилась уже устойчивая тенденция к росту поступления заявок по всем объектам, и это тоже необходимо было принимать во внимание.

Итак, впереди следующее тысячелетие и с ним новые проблемы, трудности, дела… Институт ждет новый поворот!


Вы находитесь на новом сайте ФИПС.